Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Война Украины и России
«Партнер» №4 (295) 2022г.

Симптомы войны

В прессе много говорили о войне заранее. Перед войной я упрашивала родителей и других родственников выехать из украинского Днепра (бывший Днепропетровск) ко мне в Германию и боялась ходить в душ. Ночью мобильный рядом, а в душе его нет. Всякий раз, стоя под душем, я представляла: выхожу, и муж говорит: началась война. Родственники приехать не захотели, а о войне я узнала в постели, в пять утра. Открыла на телефоне «Украинскую Правду», чтобы убедиться, что по-прежнему всё в порядке, что американцы ошиблись, и можно спать дальше. Но сон кончился на много дней.

 

В первый день дочь лежала в кровати и плакала. Я ходила по квартире вперёд-назад. Родители из Днепра написали, что у них всё в порядке. Я заставила дочь выбраться из постели, мы пошли в «Müller», чтобы купить картон для транспарантов, жёлтые и голубые ленты – в Дюссельдорфе планировалась демонстрация.

На самом деле просто надо было делать хоть что-то, создать хотя бы иллюзию того, что мы противостоим надвигающемуся ужасу. Возле «Müller»-а играла музыка, было ветрено и в воздухе вились кусочки голубой бумаги. Дети праздновали карнавал. Я смотрела в небо, где кружились голубые пятнышки, я спрашивала у этого неба, как так может быть, и не могла услышать ответ – в ушах гудело.

 

По пути домой мы увидели на дороге мёртвую птицу. Я проглотила слёзы и потянула дочь на другую сторону улицы. Дома не могла придумать, что написать на транспаранте – вся моя креативность, все мои таланты увяли. Написала просто «Stoppt die russische Aggression» – «Остановите российскую агрессию».

Родители из Днепра успокаивали нас. Писали, что Путина свои завтра же накормят «Новичком». Признавались: бомбоубежищ у них рядом нет, но это не страшно. Если что, они пойдут в ванную. Нет, в ванную тоже нельзя – кафель осыпается при взрыве, это опасно. В коридор. Меня поражало их мужество, поражало их спокойствие, поражал их оптимизм.

 

Муж пришёл с работы, не поел, сразу выехали из нашей Унны в Дюссельдорф. Людей был целый океан – тысячи, мы не помещались на площади. Так для нас начался марафон демонстраций, «демонстрационный туризм», как написала моя подруга. Кёльн, снова Дюссельдорф, Мюнстер, Оберхаузен, снова Кёльн, снова Дюссельдорф... Только на демонстрациях я могла избавиться от страха.

Мы писали в Украину: «Сердце с вами». Это больше, чем метафора. Мы ощущали симптомы. Социальная реклама на украинском информационном марафоне – все телевизионные каналы объединились, чтобы давать украинцам достоверную информацию о войне – объяснила мне: дрожь – это нормально, вы ведь никогда не сталкивались с войной. Если вас трясёт, ваш организм сопротивляется оцепенению. Старайтесь двигаться, пейте успокоительное. Старайтесь спать и есть.

 

На подземной парковке я внезапно почувствовала себя в безопасности. А вот вертолёты над демонстрациями напрягали – и дочь призналась, и сама так чувствовала. Хотя знала, что они над нами – чтобы обеспечить нашу безопасность, ведь людей на самом деле очень много, может быть давка.

В эти дни со мной происходило многое, чего я не могла представить раньше. Никогда не думала, что буду стоять на коленях на площади у Кёльнского собора и вытирать маской слёзы, потому что во время минуты молчания на демонстрации пришло сообщение: «В Днепре тревога».

 

Никогда не думала, что буду посреди Дюссельдорфа во всё горло материться с толпой, и объяснять немцам, что такое hujlo и na huj – направление для русского военного корабля.

Никогда не думала, что буду писать в российские литературные журналы с просьбой снять мои публикации из номера – и стыдиться того, что не все тексты успела удержать.

Никогда не думала, что буду обнимать чужую мне девчушку из Кривого Рога на вокзале Дюссельдорфа, уговаривая: «Плачь, Дианочка, плачь, выплачешься, легче станет. Вы едете в Барселону, знаешь, как там хорошо в Барселоне, там весна, там море, там такое небо...»

 

Никогда не думала, что буду восхищаться действиями украинских политиков и стыдиться действий немецких политиков, то препятствующих отключению Сбербанка от SWIFT, то блокирующих поставки оружия, красиво объявив, будто поставки будут...

И в то же время поражаться солидарности, открытости и гостеприимству простых немцев. Даже чиновников всяких неприятных «амтов», ставших вдруг милыми и дружелюбными, начавших работать быстро, эффективно и игнорируя дурные вопросы в стандартных формулярах.

 

Никогда не думала, что попрошу дочку следить за моими родными в Instagram – у самой нет аккаунта, и выдыхать от её слов: «Бабушка две минуты назад что-то выложила».

Никогда не думала, что сообщение приятельницы-харьковчанки: «Всё нормально, наш район не сильно бомбили», – наполнит моё сердце радостью – ведь не сильно, ведь жива.

 

Наверно, здесь должно быть написано: «Никогда не думала, что РФ нападёт на Украину». Но это будет неправдой. Думала. Ведь в 2014 Россия уже напала, «отжала» Крым, устроила бойню на Донбассе, чтобы потом цинично бросать в лицо тем, кто сегодня против войны: «Вам что, не жалко детей Донбасса?» Думала, конечно. Понимала, что это вероятно, знала всю гниль путинского режима, всю его схожесть с гитлеровским – всё-таки я по образованию философ и умею работать с информацией. Знала, что в Сирии российские военные прицельно бомбили больницы – и не было оснований считать, что в Украине они будут себя вести более цивилизованно. Но сердцем не верила.

 

Блокада Мариуполя, расстрел роддома, ракеты, направленные в больницы, в школы, в церкви, уничтожение Харькова, постоянные бомбёжки Киева. Трагедии Ирпени, Гостомеля, ракеты в моём родном городе – я была там ещё в ноябре, ещё в ноябре я поражалась – как всё прекрасно вокруг. Ещё в ноябре ехала из уже уничтоженного сегодня харьковского аэропорта и на подъезде к Днепру удивлялась: на самом деле делают дороги! Как можно верить в то, что всё это уничтожают, убивают, стирают – просто так?

 

Но хватит эмоций, надо сказать что-то по сути. Я готовлю эту статью четырнадцатого марта. Однокурсница, сегодня живущая в Киеве, недавно призналась: «А всё-таки хорошо, что у меня нет детей», – и записалась в территориальную оборону. Наверно, медсестрой.

Другая однокурсница, живущая в Бердянске, ещё месяц назад истинная поклонница «русского мира», критикующая всё украинское, сейчас, в оккупированном Бердянске, выкладывает фото разграбленных оккупантами супермаркетов, видео бесстрашных демонстраций за Украину и стихи на украинском. Для «русского мира» цензурных слов больше не находит.

 

Третья однокурсница живёт в ОАЭ – переехала осенью. Мы с ней вместе ходили беременными девятнадцать лет назад. Сейчас её сын в армии, успокаивает её: «Мама, нас кормят отлично». Мои родители из Днепра пишут: «У нас всё хорошо, да, еда есть, мы пьём чай, мы ужинаем».

О сиренах и бомбах я чаще узнаю из «независимых» источников. Как и о том, насколько трудно эвакуироваться – особенно не самым молодым и не самым здоровым. Правда, наконец, заклеили окна скотчем и нашли бомбоубежище неподалёку. Когда от взрывов дрожат стёкла и над домом проносятся бомбардировщики, бравура уходит.

 

Знакомая писательница из Киева смогла выехать в Молдавию с собакой, многодневный трагический квест – голодный, холодный. Другая знакомая писательница осталась в Киеве. Она психоаналитик, анализирует происходящее, всё более напоминающее кошмарный сон. Я жду родственников, которые где-то в Европе на каких-то перекладных добираются к нам.

У нас живёт одноклассница двоюродной сестры мужа, и с ней как-то спокойнее. Она говорит: вот, друзья пишут, что дети говорят им: «Не хотим уезжать из Днепра, нам нравится в подвал бегать!» Моя большей частью украинская лента в Facebook полна жутких фотографий и шуток. Юмор и мат помогают психике сопротивляться. Каждое утро начинается с успокаивающей переклички с родителями и чтения страшных новостей. Каждый день новые жертвы.

 

Пытка, бесконечная пытка целого народа продолжается, а Запад всё прикидывает, как бы так помочь, чтобы не обеднеть, чтобы не рисковать, хотя уже пора бы понять, что вчера – закончилось. Так, как вчера – сыто и спокойно – уже не будет. В Европе появился новый Гитлер, и тот, кто не готов платить за свободу, будет платить за трусость.

Уже платим: если бы санкции, которые имеем сегодня, были введены за день до войны, войны бы не было. Если бы РФ полностью отключили от SWIFT в первый час войны, скорее всего, Путин пошёл бы на попятную, возмутился бы, что его не так поняли.

На настоящий момент делается очень много, но – для настоящего момента – слишком мало. Теперь необходима полноценная военная помощь, одной Украине не выстоять – это факт.

 

Возможно, Западу кажется более целесообразным и безопасным дать Украине пасть, как дали Афганистану быть захваченным талибами. Некоторые политики намекают: ничего страшного, будет партизанская война. Но и за это придётся платить. Партизанская война – это совсем не романтика и не только беженцы, это затянувшееся на годы, десятилетия насилие, это неизлечимое воспаление, которое неизбежно расползётся по всей Европе.

Сегодня четырнадцатое марта, и я не знаю, что будет, когда выйдет журнал. Возможно, политики, наконец, закроют небо над Украиной, чтобы бороться против бомбёжек, но сколько ещё людей погибнет до того? Останется ли ещё кто-то живой?

 

Единственное, что я знаю, чему научилась в эти недели у тех, кто остался: держаться. Продолжать. Делать своё дело – ходить на демонстрации, писать статьи и доклады, готовить гуманитарную помощь, переводить деньги, помогать беженцам – до конца.

Они из Украины поправят меня: «Не до конца – до победы!»

 

Татьяна Дагович – прозаик, писатель, поэт, доцент Мюнстерского университета. Родилась и  училась в Днепропетровске. Лауреат «Русской премии» (2016 год), лауреат международной литературной премии «Рукопись года» (2010 год) и других литературных премий. В Германии живет с 2003 года.

 

Татьяна Дагович (Мюнстер)

 

Читайтетакже:

  1. Куда движется Украина. Журнал «Партнёр», № 2 / 2013. Автор В. Тырнов
  2. Украина: Изменения к лучшему. Впечатления от поездки. Журнал «Партнёр», № 6/ 2018. Автор В. Благерман
  3. Пропаганда на российском телевидении. Журнал «Партнёр», № 6 / 2015. Автор Е. Кочанов

<< Назад | №4 (295) 2022г. | Прочтено: 155 | Автор: Дагович Т. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Время читать. Интервью с Борисом Акуниным

Прочтено: 267
Автор: Ухова Н.

Дракон: убедить или убить?

Прочтено: 190
Автор: Мучник С.

Над пропастью во лжи

Прочтено: 162
Автор: Кочанов Е.

Жилье для беженцев с Украины

Прочтено: 158
Автор: Филимонов О.

Симптомы войны

Прочтено: 155
Автор: Дагович Т.

Окончательное решение

Прочтено: 144
Автор: Мучник С.

Чужие среди своих

Прочтено: 138
Автор: Кротов Ю.

Бог войны

Прочтено: 116
Автор: Мучник С.

Дневники войны

Прочтено: 94
Автор: Груздева Е.

Как это было. Рассказы очевидцев

Прочтено: 79
Автор: Нахт О.

Война в Украине. Спор славян между собою?

Прочтено: 68
Автор: Мучник С.

Мир после Путина

Прочтено: 60
Автор: Когосов Л.

Как поддержать Украину?

Прочтено: 52
Автор: Вайсбанд Д.

О восстановлении Украины

Прочтено: 42
Автор: Вайнблат Б.