Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Война Украины и России
«Партнер» №5 (308) 2023г.

Игра в жертву

Известный американский историк Тимоти Снайдер выступил в Совете безопасности ООН 14 марта на заседании, созванном представителями РФ для обсуждения «русофобии». Вот что он сказал.

 

Я выступаю перед вами как историк региона, как историк Восточной Европы и особенно как историк массовых убийств и политических злодеяний. Я рад, что меня попросили рассказать вам об использовании термина «русофобия» российскими государственными деятелями. Я считаю, что такая дискуссия может кое-что прояснить о характере агрессивной войны России в Украине и незаконной оккупации Россией украинской территории. Я буду говорить кратко и ограничусь двумя моментами.

Первый момент заключается в том, что вред, наносимый русским, и вред, наносимый русской культуре, является, прежде всего, результатом политики Российской Федерации. Если нас беспокоит вред, наносимый русским и русской культуре, то нас должна беспокоить политика российского государства.

Второй момент заключается в том, что термин «русофобия», который мы сегодня обсуждаем, использовался во время войны как форма имперской пропаганды, в которой агрессор претендует на роль жертвы. В последний год она служила оправданием российских военных преступлений в Украине.

 

Итак, первый момент. Когда мы обсуждаем «русофобию», то исходим из того, что нас беспокоит причинение вреда русским. Это предпосылка, которую я, безусловно, разделяю. Я разделяю беспокойство за русских. Я разделяю заботу о русской культуре. Давайте вспомним, какие действия за последний год нанесли наибольший вред русским и русской культуре. Я коротко назову десять.

1. Принуждение наиболее способных россиян к эмиграции. Вторжение России в Украину заставило около 750 000 россиян покинуть Россию, включая некоторых наиболее творческих и продуктивных людей. Это непоправимый вред для российской культуры, и это результат российской политики.

2. Уничтожение независимой российской журналистики, чтобы россияне не могли знать, что происходит в мире. Это тоже политика России, и она наносит непоправимый вред российской культуре.

3. Всеобщая цензура и подавление свободы слова в России. В Украине вы можете говорить всё, что хотите, как на русском, так и на украинском языке. В России – нет.

Если вы встанете в России с плакатом «нет войне», вас арестуют и, скорее всего, посадят в тюрьму. Если вы встанете в Украине с плакатом «нет войне», независимо от того, на каком языке он написан, к вам претензий не будет. Россия – страна одного основного языка, на котором сейчас лучше молчать. Украина – страна двух языков, где вы можете говорить всё, что хотите.

Когда я посещаю Украину, люди рассказывают мне о военных преступлениях России, говоря на двух языках, по-русски или по-украински, как им больше нравится.

4. Нападение на российскую культуру путем цензуры школьных учебников, ослабления российских культурных учреждений внутри страны, уничтожения музеев и неправительственных организаций, посвященных российской истории. Всё это – политика России.

5. Извращение памяти о Великой Отечественной войне в ходе ведения агрессивной войны в 2014 и 2022 годах лишает все будущие поколения россиян этого наследия. Это и есть российская политика. Она нанесла огромный вред русской культуре.

6. Понижение статуса русской культуры во всем мире и конец того, что раньше называлось «русским миром», русским миром за рубежом. Раньше в Украине было много людей, которые дружественно относились к России и русской культуре. Этому пришел конец в результате двух российских вторжений. Эти вторжения были государственной политикой России.

7. Массовые убийства русскоговорящих в Украине. В результате российской агрессивной войны в Украине погибло огромное количество носителей русского языка.

8. Вторжение России в Украину привело к массовой гибели российских граждан, сражавшихся в качестве солдат в ее агрессивной войне. Около 200 тысяч россиян погибли или были искалечены. Это российская политика – посылать молодых россиян умирать в Украине.

 

9. Военные преступления, травмы и чувство вины за эту войну означают, что целое поколение молодых россиян, те, кто выживет, будут ответственны за военные преступления, и всю оставшуюся жизнь будут находиться в состоянии травмы и вины. Это огромный вред для русской культуры.

Весь этот вред россиянам и российской культуре был нанесен самим российским правительством, в основном в течение последнего года. Так что если бы мы искренне беспокоились о вреде для россиян, мы бы задумались именно об этих вещах. Но, пожалуй, самая худшая российская политика в отношении русских – это последняя.

 

10. Устойчивое обучение или воспитание россиян в духе того, что геноцид – это нормально. Мы видим это в неоднократных заявлениях президента России о том, что Украины не существует. Мы видим это в геноцидных фантазиях российских государственных СМИ. Мы видим это в течение года, когда государственное телевидение ежедневно обращается к миллионам или десяткам миллионов российских граждан. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев как свиней. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев как паразитов. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев как червей. Мы видим это, когда российское государственное телевидение представляет украинцев сатанистами или упырями. Мы видим это, когда российское государственное телевидение провозглашает, что украинских детей надо топить. Мы видим это, когда российское государственное телевидение заявляет, что украинские дома должны быть сожжены вместе с находящимися в них людьми. Мы видим это, когда люди выступают на российском государственном телевидении и говорят: «Они вообще не должны существовать. Мы должны расстреливать их». Мы видим это, когда кто-то появляется на российском государственном телевидении и говорит: «Мы убьем миллион, мы убьем пять миллионов, мы можем уничтожить всех вас», то есть всех украинцев.

 

Если бы мы искренне беспокоились о вреде для россиян, мы бы беспокоились о том, что российская политика делает с россиянами. Утверждение, что украинцы – «русофобы», – это еще один элемент языка вражды на российском государственном телевидении. В российских СМИ эти и другие утверждения об украинцах перемежаются с утверждением, что украинцы – русофобы. Так, например, в выступлении на российском государственном телевидении, где диктор предложил уничтожить всех украинцев, его аргументация заключалась в том, что все они должны быть уничтожены, потому что проявляют «русофобию».

Утверждение, что украинцев нужно убивать, потому что у них психическое заболевание, известное как «русофобия», плохо для русских, потому что это приучает их к геноциду. Но, конечно, для украинцев такое утверждение гораздо хуже.

 

Далее Тимоти Снайдер показал фотографию, сделанную в подвале школы в селе Ягидне в Черниговской области Украины. В Ягидном российские оккупанты держали все население села в подвале школы. Некоторые люди были казнены, другие умерли от истощения. 59 детей было среди тех, кто был заключен в очень маленьком помещении. На первом этаже школы было русское граффити, повторяющее телевизионные пропагандистские лозунги, например, что украинцы – «дьяволы».

 

Это подводит меня ко второму вопросу, сказал далее Снайдер, – термин «русофобия» – это риторическая стратегия, известная нам из истории империализма.

Когда империя нападает, она заявляет, что является жертвой. Риторика о том, что украинцы каким-то образом являются «русофобами», используется российским государством для оправдания агрессивной войны. Язык очень важен. Но важнее всего обстановка, в которой он используется. Эта обстановка: российское вторжение в Украину, разрушение целых украинских городов, казнь украинских местных лидеров, насильственная депортация украинских детей, перемещение почти половины украинского населения, разрушение сотен больниц и тысяч школ, преднамеренное отключение воды и тепла в зимний период. Такова обстановка. Это то, что происходит на самом деле.

 

Термин «русофобия» используется в этой обстановке для продвижения утверждения, что имперская держава является жертвой при том, что имперская держава, Россия, ведет жестокую войну. Это исторически типичное поведение. Имперская держава дегуманизирует реальную жертву и утверждает, что жертва – она сама. Когда жертва (в данном случае Украина) выступает против нападений, убийств, колонизации, империя говорит, что это – «фобия».

Утверждение, что жертвы иррациональны, что у них «фобия», призвано отвлечь внимание от фактического опыта жертв в реальном мире, который, конечно же, является опытом агрессии, войны и зверств. Термин «русофобия» – это имперская стратегия, призванная переключить внимание с фактической агрессивной войны на чувства агрессоров, тем самым подавляя существование и переживания людей, которым наносится наибольший ущерб. Империалист говорит: «Мы здесь единственные люди. Мы – настоящие жертвы. И наши оскорбленные чувства важнее, чем жизни других людей».

 

Сейчас военные преступления России в Украине могут и будут оцениваться по украинскому законодательству, поскольку они происходят на украинской территории, и по международному праву. Невооруженным глазом видно, что имеет место агрессивная война, преступления против человечности и геноцид.

Применение слова «русофобия» в данном контексте, утверждение, что украинцы психически больны, а не переживают насилие над собой, является колониальной риторикой. Она является частью более широкой практики языка ненависти. Вот почему эта сессия важна: она помогает нам увидеть геноцидную речь ненависти России. Идея о том, что у украинцев есть болезнь под названием «русофобия», используется как аргумент для их уничтожения, наряду с аргументами о том, что они паразиты, сатанисты и так далее.

 

Заявление о том, что вы жертва, когда на самом деле вы агрессор, не является защитой. Это фактически часть преступления. Язык ненависти, направленный против украинцев, не является частью защиты Российской Федерации или ее граждан. Это элемент преступлений, которые российские граждане совершают на территории Украины. В этом смысле, созвав это заседание, российское государство нашло новый способ признаться в военных преступлениях.

 

Читайте также:

  1. Чем закончится русско-украинская война. Журнал «Партнёр», № 11 / 2022. Автор Ю. Кротов
  2. Дракон: убедить или убить? Журнал «Партнёр», № 7 / 2022. Автор С. Мучник
  3. «Мы за мир» и крокодил.Журнал «Партнёр», № 7 / 2022. Автор С. Мучник

<< Назад | №5 (308) 2023г. | Прочтено: 62 | Автор: Кротов А. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Время читать. Интервью с Борисом Акуниным

Прочтено: 486
Автор: Ухова Н.

«Дорогие» россияне, кто виноват?

Прочтено: 427
Автор: Беленькая М.

«Встанем с колен» или все-таки «дадим заднюю»?

Прочтено: 382
Автор: Беленькая М.

Жилье для беженцев с Украины

Прочтено: 329
Автор: Филимонов О.

Дракон: убедить или убить?

Прочтено: 285
Автор: Мучник С.

Над пропастью во лжи

Прочтено: 256
Автор: Кочанов Е.

Окончательное решение

Прочтено: 237
Автор: Мучник С.

Симптомы войны

Прочтено: 237
Автор: Дагович Т.

Чужие среди своих

Прочтено: 229
Автор: Кротов Ю.

Почему Россия не должна победить

Прочтено: 218
Автор: Кротов А.

Бог войны

Прочтено: 206
Автор: Мучник С.