Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Социальные вопросы >> Компенсационные выплаты
«Партнер» №11 (302) 2022г.

Права потребителей. Коронавирусная премия и банкротство

Премии за работу в период коронавирусной пандемии за 2020 и 2021 годы, выплачиваемые в рамках тарифных соглашений работникам регионального общественного транспорта, не являются трудовым доходом, на который не распространяется возможность наложения ареста в рамках процедуры частного банкротства.

Водителю городского автобуса в рамках процедуры частного банкротства (Insolvenzverfahren) приходилось отчислять управляющему по делам банкротства (Insolvenzverwalter) ту часть своего трудового дохода, на которую мог быть наложен арест для погашения требований кредиторов (pfändbare Anteile des Arbeitseinkommens). В 2020 и 2021 годах транспортное предприятие, на котором он трудился, выплатило своим сотрудникам предусмотренную тарифным договором премию за работу в условиях коронавирусной пандемии (tarifvertraglich geregelte Corona-Prämie). Однако работодатель удержал с водителя часть положенной ему премии, сославшись на арест (Pfändung), наложенный на его трудовой доход, и существующие обязательства перед управляющим по делам банкротства.

 

Водитель не согласился с таким решением и обратился в суд с требованием выплатить ему премию за работу в условиях коронавирусной пандемии в полном объеме, поскольку она, по его мнению, не являлась частью трудового дохода, на которую мог быть наложен арест.

Однако земельный суд по трудовым спорам Берлина-Бранденбурга пришел к выводу о правомерности частичного удержания «коронавирусной премии» с учетом суммы, не подлежащей аресту (Pfändungsfreigrenze). По мнению суда, предусмотренные тарифным договором премии за работу в период коронавирусной пандемии не являются трудовым доходом, на который не распространяется возможность наложения ареста (unpfändbares Arbeitseinkommen) в соответствии с § 850a Гражданского процессуального кодекса (Zivilprozessordnung – ZPO), тем более что в соответствии с тарифным соглашением премию нельзя было рассматривать ни как надбавку за работу в опасных или трудных условиях (Gefahren– oder Erschwerniszulage), ни как возмещение связанных с этим расходов (Aufwandsentschädigung), на которые не может быть наложен арест в рамках процедуры частного банкротства.

 

Ведь тарифное соглашение не предусматривало различий между работниками транспортного предприятия по уровню дополнительных нагрузок, которым они подвергались в период коронавирусного кризиса, так что премия должна была выплачиваться всем сотрудникам независимо от особенностей и обстоятельств их работы. Предпосылками для получения премии являлись лишь существование трудовых отношений на конкретный день и правовые притязания на зарплату как минимум за один рабочий день в определенный промежуток времени. Суд усмотрел в этом кардинальное отличие от коронавирусных премий, выплачиваемых работникам, ухаживающим за больными и престарелыми, в сответствии с Кодексом социального права (§ 150a SGB XI). Для последних объем правовых притязаний на коронавирусную премию зависит от того, в какой мере они занимались непосредственным обслуживанием лиц, нуждающихся в уходе (direkte Betreuung von Pflegebedürftigen).

LAG Berlin-Brandenburg, Az: 23 Sa 1254/21 от 23.2.2022

 

Со сходной точки зрения подошел к подобному делу и Федеральный суд по трудовым спорам (Bundesarbeitsgericht – BAG). Когда работодатель, не работающий в сфере ухода, добровольно выплачивает своим сотрудникам премию за трудовую деятельность в период коронавирусной пандемии, ее следует рассматривать как надбавку за работу в трудных условиях, на которую не может быть наложен арест в рамках процедуры частного банкротства в соответствии с § 850a Nr. 3 ZPO, если ее целью является компенсация реальных затруднений при выполнении сотрудниками своей работы, а размер премии не выходит за общепринятые рамки.

 

В рассматриваемом случае речь шла о работнице ресторана, официально являвшейся помощницей на кухне, которой также временами приходилось работать за стойкой. В сентябре 2020 владелица ресторана наряду с месячной зарплатой и надбавками за работу в воскресные дни выплатила ей премию за работу в период коронавирусной пандемии в размере 400 евро. При этом часть зарплаты работницы в рамках процедуры частного банкротства перечислялась управляющему по делам банкротства.

Последний, решив, что возможность ареста в полном объеме распространяется и на премию за работу в период коронавирусной пандемии, прибавил ее к заработной плате за соответствующий месяц и потребовал от владелицы ресторана дополнительно перевести ему 180 евро в рамках погашения задолженности ее сотрудницы перед кредиторами. Управляющий по делам банкротства придерживался мнения о законности наложения ареста на премию за работу в период коронавирусной пандемии, поскольку Гражданский кодекс (§ 150a Abs. 8 Satz 4 SGB XI) указывает, что дополнительная выплата за работу в период пандемии не облагается налогами и социальными отчислениями, если ее размер не превышает 1500 евро, и категорически исключает возможность наложения ареста на «коронавирусную премию» только для работающих в сфере ухода.

 

Земельный и федеральный суды по трудовым спорам отклонили иск управлящего по делам банкротства к владелице ресторана. При этом федеральный суд согласился с решением земельного суда о том, что управляющий по делам банкротства не вправе требовать от работодателя перевести ему часть премии сотрудника за работу в период коронавирусной пандемии, поскольку в сложившейся ситуации данная премия не относится к трудовому доходу должника, на который может быть наложен арест. По мнению суда, владелица ресторана выплатой премии намеревалась компенсировать сотруднице реальные затруднения, с которыми та столкнулась, выполняя свою работу в условиях пандемии, а размер премии не выходил за общепринятые рамки в соответствии с § 850a Nr. 3 ZPO.

BAG, Az: 8 AZR 14/22 от 25.8.2022

 

Майя Алексеницер (Бинген)

 

Читайте также:

  1. Права потребителя. Реклама. Журнал «Партнёр», № 10 / 2022. Автор М. Алексеницер
  2. Права потребителей. Отпуск. Журнал «Партнёр», № 9 / 2022. Автор М. Алексеницер
  3. Права потребителей. Автомобилисты. Журнал «Партнёр», № 8 / 2022. Автор М. Алексеницер
  4. Права потребителя. Паушальные поездки. Журнал «Партнёр», № 7 / 2022. Автор М. Алексеницер
  5. Права потребителя. Съем жилья. Журнал «Партнёр», № 6 / 2022. Автор М. Алексеницер
  6. Права потребителя. Премии, залоги, арендная плата. Журнал «Партнёр», № 5 / 2022. Автор М. Алексеницер.
  7. Права потребителя. Авиакомпании и авиапассажиры. Журнал «Партнёр», № 4 / 2022. Автор М. Алексеницер.
  8. Права потребителя. Пандемия коронавируса и аренда помещений. Журнал «Партнёр», № 3 / 2022. Автор М. Алексеницер

<< Назад | №11 (302) 2022г. | Прочтено: 31 | Автор: Алексеницер М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Новые компенсации от «Клеймс Конференс»

Прочтено: 2893
Автор: Редакция журнала

Помощь от Claims Conference

Прочтено: 1956
Автор: Мармер Э.

Claims Conference. Информация из первых рук

Прочтено: 1590
Автор: Когосов Л.

Выплаты бывшим политзаключенным

Прочтено: 1317
Автор: Антонова А.

Недоплаты в прошлом подлежат возмещению

Прочтено: 1173
Автор: Миронов М.

Почему до сих пор не выплачены компенсации?

Прочтено: 1084
Автор: Редакция журнала

Удастся ли отмолчаться Claims Conference?

Прочтено: 969
Автор: Редакция журнала

Компенсационный фонд земли NRW

Прочтено: 969
Автор: Когосов Л.

Claims Conference. Взгляд эксперта

Прочтено: 838
Автор: Редакция журнала

Claims Conference: многое проясняется

Прочтено: 741
Автор: Редакция журнала