Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Беженцы
«Партнер» №3 (306) 2023г.

Еврейский ручеек в украинском беженском потоке

Разговор с Ароном Шустером – директором Центральной благотворительной организации евреев в Германии

 

Центральная благотворительная организация евреев в Германии

Основные форматы современного ландшафта еврейской инфраструктуры в Германии относительно «молоды», им по 70 с небольшим лет. Возраст этот де факто принудителен: при Гитлере низовая еврейская общественная жизнь была прекращена – зачем какие-то там организации тем, кого вскорости физически не должно было бы быть!? Не вполне понятными были их перспективы и в разобщенной Германии четырех оккупационных зон, и лишь с появлением двух «полноценных» немецких государств в 1949 году – ФРГ и ГДР, в них появилась потребность.

Поэтому Центральный совет евреев в Германии (Zentralrat der Juden in Deutschland, или ZdJ) – этот классический зонтичный орган еврейского самоуправления в духе политических наработок Семена Дубнова о еврейской культурной автономии – существует с 1950 года, а Центральная благотворительная организация евреев в Германии (Die Zentralwohlfahrtsstelle der Juden in Deutschland, или ZWST), впервые созданная еще в 1917 году, была воссоздана в 1951 году в видах возрождения и укрепления еврейской жизни и еврейских общин. В настоящее время ZWST – своего рода экзекутива, важнейший исполнительный инструмент для реализации политики ZdJ, причем в области гораздо куда более широкой, нежели чистая благотворительность.

 

Во главе ZdJ вот уже много лет – с 2014 года – стоит д-р Йозеф Шустер, сам родившийся в 1954 г. в Хайфе, врач по профессии. В Палестину, спасаясь от нацистов, вынужден был эмигрировать его отец, Давид Шустер (1910-1999), торговец из Бад-Брюкенау под Вюрцбургом. В 1956 семья возвратилась в Нижнюю Франконию, и долгие десятилетия – с 1958 и по 1996! – Давид возглавлял еврейскую общину Вюрцбурга. Уже в 1998 году общину возглавил Йозеф Шустер, его сын. Там же, в фамильном Вюрцбурге, начинал свою карьеру – в коммунальной политике – и наш собеседник – 36-летний Арон Шустер, сын Иосифа и внук Давида Шустера. С 2013 года он во Франкфурте-на-Майне – замдиректора, а затем и директор ZWST. Трудовая династия, как это называли в СССР.

Возраст у внука молодой, но в голосе уже различимы нотки специфической начальственной усталости, твердой уверенности в своей правоте и легкого раздражения в адрес вверенной ему действительности за то, что она смеет развиваться по каким-то своим законам, а не по директорским указаниям.

 

Еврейская иммиграция и война

Готовясь к интервью, я разбил свои вопросы на блоки, главным из которых неоспоримо стал демографический. А именно: что же происходит с еврейской иммиграцией в Германию в контексте российской агрессии в Украине?

Довоенное население Украины (в фактических границах на начало 2022 года) составляло примерно 43,5 млн чел, из них 3,8 млн – киевляне. Это чуть больше половины населения Германии (83,2 млн чел). Война разворошила всё расселение Украины и стронула с места каждого второго, если не больше. Необратимые потери армии на фронте и мирного населения в тылу достигли уже шестизначных величин, а общее число порожденных войной недобровольных мигрантов перевалило за 25 млн. Из них, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев на середину декабря 2022 года, за границу бежало 16,3 млн беженцев, почти исключительно женщины и дети, а внутри самой Украины, главным образом на ее западе, скопилось около 8 млн внутренних перемещенных лиц.

Такого масштаба трансграничного беженства Европа не знала со времён Второй мировой! Масштаб этот задает кризисную ситуацию в первую очередь в самой Украине, но также и во многих странах приема украинских беженцев. Подавляющее большинство последних осело на Западе, в странах Европейского Союза, с редкостными оперативностью и единодушием раскрывших для них свои объятия, сопроводив их неслыханными статусными и бюрократическими преференциями.

Самое главное: 4 марта Совет Европейского союза на заседании в Брюсселе проголосовал за активизацию для жителей Украины «Директивы о временной защите», принятой в 2001 году после югославского кризиса и предоставляющей лицам из стран, не входящих в ЕС, что не могут вернуться в страну происхождения, немедленную и временную защиту. Этот правовой статус выгодно отличается от правового статуса обыкновенного беженца. Подавать заявление на соискание статуса азюлянта (классического беженца) люди должны делать сразу же в той стране, границу которой пересекли первой, причем без права покидать ее до окончания рассмотрения вопроса. Статус же временной защиты позволяет переезжать в любую страну ЕС и снимает ограничения на срок пребывания в них. Украинским беженцам (продолжим называть их так, несмотря на их более высокий статус) он был предоставлен на год, до весны 2023 года, после чего его можно будет продлевать каждые полгода – и так до исчерпания трех лет.

Статус предусматривает право на проживание, трудоустройство, социальную и медицинскую помощь, доступ к жилищному рынку. Дети получают доступ к школьному образованию. Чтобы воспользоваться этими правами, жители Украины должны обратиться в местные органы власти той страны, в которой они находятся. Пока идет война, статус временной защиты не аннулируется даже в случае репатриации.

Тем не менее четверку стран-реципиентов беженцев-украинцев формально открывает Россия (2,9 млн), но это совершенно отдельный кейс. За Россией следуют Польша (1,5 млн), Германия (1,0) и Чехия (0,5). Сосредоточимся на том миллионе (минимальная оценка!), что осел в Германии.

Первые украинские беженцы прибыли в приграничный Бранденбург уже 25 февраля 2022 года. Для регистрации беженцев была запущена онлайн-платформа и, для предъявителей украинских паспортов, организован бесплатный проезд из Польши на поездах Deutsche Bahn, бесплатный проезд на местных поездах и автобусах, а также оплата билетов выезжающим из Германии в другие страны, выдавались даже трехмесячные бесплатные симки для мобильных телефонов. На вокзалах и в аэропортах полустихийно возникли пункты волонтерской поддержки беженцев, а МВД насчитало около 300 тыс. заявок от частных хозяйств, готовых принять мигрантов у себя. Беженцам необходимо было временно зарегистрироваться в локальных отделах по делам иностранцев и социаламтах, но оставаться в Германии без виз и регистрации только по украинскому паспорту можно было до 31 августа 2022 года. На этот раз, в отличие от беженского кризиса 2015-2016 гг., никакого культурного отторжения эмигрантской волны, даже такой большой, не произошло. Социальная интеграция идет быстро и сравнительно без проблем.

Но внутри гигантского беженского потока с Украины есть и еврейский ручеек. Украинские евреи из числа украинских беженцев вправе, если захотят, претендовать и на статус еврейского иммигранта в Германии, причем и здесь для них сделаны существенные упрощения по процедуре (возможность подать заявление прямо в Германии, ослабление целого ряда критериев). Забота о еврейских иммигрантах в Германию – одна из важнейших сфер деятельности ZWST, она же ведет их учет – в разрезе еврейских общин. Поэтому я начал интервью с вопроса:

Павел Полян (П.П.) Скажите, г-н Шустер, что ZWST конкретно уже знает об этих людях? Сколько их? Где они?

Арон Шустер (А.Ш.) Наши организации-члены – это общины, и они, конечно же, принимают посильное участие в смягчении участи любых украинских беженцев, не только евреев. Та или иная помощь оказана более чем 10 тысячам человек. Сколько среди них евреев, мы в точности не знаем, хотя ZWST готовит материалы на таких лиц для Федерального ведомства по делам мигрантов и беженцев в Нюрнберге (Bundesamt für Migranten und Flüchtlingen, или BAMF). Сугубо оценочно – от 1 до 2 тысяч человек, но это грубая прикидка, не больше. Тем более что статистика по 2022 году еще не финализирована.

П.П. Как постоянный потребитель статистики ZWST и перманентный историограф еврейской иммиграции из б. СССР в Германию я это хорошо понимаю. И в этом качестве хотел бы поделиться с Вами таким соображением или, если угодно, просьбой. В своем время, в 1990-1993 гг., в самом начале еврейской иммиграции, было немалое число самых первых таких иммигрантов, приехавших в Германию не по протоколу приема контингентных еврейских беженцев (с подачей документов в консульствах), а безо всякого протокола, по факту, явочным порядком. И в статистике ZWST он были выделены отдельной строкой. Может быть, есть смысл продифференцировать учеты и ввести такую же категорию и в статистике за 2022 год? В этом однозначно заинтересована наука, все те специалисты, кто занимаются анализом еврейской эмиграции.

А.Ш. Да, пожалуй, это стоит сделать.

П.П. Могу сказать, что по справке, полученной мной из BAMF, за первые 10 месяцев 2022 года число зарегистрированных ими новых еврейских иммигрантов составило 541 человек. На фоне тех первых сотен душ, которые регистрировались на протяжении нескольких последних лет, это существенный прирост.

Кстати, с некоторыми еврейскими иммигрантами из числа украинских беженцев я в личном контакте. Могу донести до Вас те проблемы, в которые они утыкаются. Так, одна 85-летняя еврейка-харьковчанка была размещена в прекрасной немецкой семье, но – не в городе, в сельской местности. Она не знала немецкого, а ее хозяева – русского или украинского. Каждый поход в немецкие службы (а они в близлежащем городе) становился проблемой.

А.Ш. Ну, такие случаи скорее исключения. Как правило, еврейские иммигранты попадают в большие или в средние городские центры.

П.П. Да, но от того, что правило таково, конкретному человеку из разряда «исключения» никак не легче. И выбраться из такой деревни в город самостоятельно, без посторонней помощи, невозможно. Вторая проблема – с документами, вернее, с их подлинниками. Ситуация бегства – разве не чрезвычайная? Об оригиналах некоторых документов вспоминать некогда, тем более что сканы, кажется, есть в ноутбуке. Неужели в этой – исключительной – ситуации нельзя поверить человеку и его сканам?

А.Ш. К сожалению, нельзя. Из опыта, в том числе и недавнего, мы знаем, сколько фальшивок уже было. Поэтому, пожалуйста: нужны только оригиналы! Сканы, увы, не годятся.

К тому же выбраковка документов в ZWST – это не конец света, человек всё равно может стать членом еврейской общины и получить те же социальные возможности, что и остальные члены. Единственное, в чем они будут различаться, это то, что через три года, когда истечет виза, ей нужно будет заново решать – оставаться в Германии или нет. Но я с трудом мог бы представить себе, чтобы кто-то не остался.

П.П. О.к., тогда об общинной статистике и об общинной жизни. Вот во Фрайбурге три общины – традиционная (условно ортодоксальная), либеральная и хабадная. ZWST получает данные о членстве в общинах ото всех трех?

А.Ш. Мы получаем такие данные только от своих общин-членов. Я плохо представляю себе эти параллельные общины. И не понимаю, почему они вообще существуют. Ради удовлетворения самолюбия своих основателей? Мне это всё странно, общее число евреев в общинах сокращается, общины должны объединяться и друг с другом сотрудничать, а тут сразу три общины, честное слово, не понимаю.

П.П. Ну, г-н Шустер, это всё не капризы, это разные представления р вере, разные верующие люди, с разными запросами…

А.Ш. Нет-нет, всё равно, уж лучше бы они объединялись. У нас во Франкфурте есть либеральная община, она в том же здания, что и наша основная, так называемая единая. Есть еще и ортодоксальная. Нет, я не вижу смысла в том, чтобы ставить заборы и множить институции.

П.П. Но в жизни именно так и происходит, хабадник не пойдет к либералу, и диктуется всё это не сверху, а снизу… И мой вопрос, собственно, не о сути такого многообразия, а о статистике, которая должна была бы всё это честно отражать, об учете…

А.Ш. Нет, это невозможно. Тогда каждый устроит себе свою общину и свою статистику. У нас для общин есть стандарты, элементарные. Для того, чтобы вообще считаться и признаваться еврейской общиной, нужно соответствовать определенным критериям. Тут и доступ к кладбищу, и синагога, и наличие социального консультанта среди сотрудников. Если всё это есть, тогда ты еврейская община. А если 10 человек просто встречаются, молятся и говорят: вот мы – еврейская община, то это все-таки не община. Потому что в ней нет структуры, и потому всех, кто этому не соответствует, мы не берем в наши члены и в нашу статистику. К тому же полагаю, что один и тот же человек часто членствует в разных общинах – и в традиционной, и у хабадников. И тогда возникает риск двойного учета.

П.П. Ну с этим же легко бороться…

А.Ш. Чисто хабадных общин нет, все они часть единых общин, но их раввины часто обслуживают всех, как, например, раввин Быстрицкий в Гамбурге или раввин Гуревич в Оффенбахе. У этих раввинов громкие голоса в Германии! Во Франкфурте они отдельно, но 100 % их членов зарегистрировано в единой общине.

П.П. Ну, положим, Вы это только ощущаете так, а знать этого наверняка Вы же всё равно не можете. Может быть, где-то даже и не двойной учет, а у ZWST неточные цифры.

А.Ш. Ну да, может быть и так.

 

Вокруг 2500 евро

Другой блок, который мы обсудили, в последние месяцы и недели выдвинулся на первые позиции по степени интереса к себе рядовых членов еврейских общин. Я имею в виду вопрос о единовременной выплате 2500 евро определенной категории еврейских иммигрантов из постсоветских стран (бывших контингентных беженцев), чья ситуация подпадает под определение так называемых тяжелых социальных случаев. Сказано и написано об этом уже достаточно много, в том числе и в «Партнёре», так что излагать ответы Арона Шустера, строго повторяющие положения регламента об этой выплате, здесь необходимости нет.

Но вот напомнить о контексте этой выплаты, как и о ее крупных лакунах, кажется, стоит. Возникла она не на пустом месте, а на развалинах завистливого вопроса о признании Германией трудового стажа контингентных еврейских беженцев и, стало быть, выплаты им государственных пенсий – по образцу пенсий поздним немецким переселенцам. Возникла даже еврейская общественная организация, боровшаяся за это, некоторым партиям или политикам вопрос показался тоже привлекательным для продвижения.

 

Результат, как всегда, оказался противоположным: немецкое государство не нашло в законодательстве солидных оснований для такого отождествления еврейских иммигрантов немецких, зато стало строже требовать зачета у первых их домашних пенсий (впрочем, это касалось только выходцев из России: договориться с Украиной о систематическом переводе пенсий ее бывших граждан что в Израиль, что в Германию так и не удалось). Вопрос этот уткнулся в тупик, и обсуждаемая сейчас единовременная выплата – не что иное как некая компромиссная компенсация, утешительный приз, призванный как бы снять или ослабить груз якобы допущенной несправедливости.

Гарантированный на федеральном уровне размер выплаты – 2500 евро – это вдвое или вчетверо меньше того, что первоначально обсуждалось на переговорах еврейских представителей (кто и как их выбирал или назначал?) с государством. Едва ли что-нибудь общее с социальной справедливостью имеет равное поощрение этой выплатой как тех, кто, приехав Германию, устроился на работу и заработал себе немецкую государственную пенсию, но настолько маленькую, что прожить на нее без дополнительной социальной поддержки государства становилось всё трудней и трудней, так и тех, кто, ни дня не проработав на своей новой родине, а только вздыхал о своей пенсии на старой. Переговоры же, видимо, были настолько спешными и скоротечными, что из внимания выпали третьи – те, кто в свои немецкие трудовые годы работал в порядке самостоятельного предпринимательства и ничего не отчислял в пенсионные кассы.

 

Упущен и важный формальный момент: регламент иммиграции в качестве контингентного беженца заработал только в 1993 году, тогда как тысячи еврейских иммигрантов, де факто въехавшие в 1990-1993 гг., были приравнены в контингентным беженцам постфактум, но никакими удостоверениями это не оформлялось, так что им тут нечего предъявить, а соответствующее подтверждение с них для получения выплаты всё равно требуется. Этих проблем, наверное, не было бы, будь переговоры о выплате более коллегиальными и открытыми.

 

Стратегия как суета сует

Время на интервью было ограниченным, и о многом спросить Арона Шустера я элементарно не успел. Например, об антисемитизме в Германии и о таком странном институте как земельные уполномоченные по антисемитизму, в упор не видящие главную силу, беспокоящую не политиков, а самих евреев, – бытовой исламский антисемитизм, с которым сталкиваются в первую очередь еврейские дети, реже взрослые. В то же время ответы на некоторые из заданных вопросов не жалко и опустить, потому что сами вопросы базировались скорее на слухах, чем на реалиях (например, о перспективе каких-то выплат детям тех, кто пережил Холокост, и т.п.). Интересный вопрос – о будущей Еврейской Академии в Германии: будет ли она воспроизводить те же принципы и структуры, что и широко известные Католические и Протестантские Академии или будет отличаться от них?

 

Последнее, что мы успели обсудить, это целесообразность исследования стратегии и общих перспектив еврейской жизни в Германии на фоне демографического схлопывания немецкого еврейства (в 2021 году Германия чисто количественно опустилась на уровень 2001 года). Нужны ли нам в этом свете новые синагоги и общины? Или, может быть, следует озаботиться расширением и обустройством еврейских кладбищ?

Директор ZWST, хорошо видя и зная всю эту проблематику, поддержал саму идею подобного исследования, но высказался в том духе, что статистику мы и так знаем, так что сделать прогнозы на 5 или 10 лет – это слишком элементарно и это еще не аналитика.

 

После чего молодая романтическая улыбка впервые набежала на его лицо, и он сказал:

– Да и что стоят сами эти прогнозы? У них весьма ограниченная сила. Разве мог кто-то предсказать эту войну, вновь потянувшую нашу статистику вверх? И что вообще будет с нашим сумасшедшим миром с его непредсказуемыми сюрпризами?..

Что ж, на это не возразишь. Спасибо большое Арону Шустеру за интервью.

 

Павел Полян (Фрайбург)

 

Читайте также:

  1. Выплаты из Фонда для смягчения тяжелых случаев. Обзорный материал на сайте журнала «Партнёр»
  2. Пенсия за иностранный стаж для еврейских переселенцев. Журнал «Партнёр», № 4 / 2021. Автор Т. Пуэ
  3. Как начисляют пенсию за иностранный трудовой стаж. Журнал «Партнёр», № 10 / 2011. Автор Т. Пуэ
  4. К вопросу о пенсиях для поздних и еврейских переселенцев. Журнал «Партнёр», № 5 / 2019. Автор Т. Пуэ
  5. Справедливые пенсии для переселенцев из бывшего СССР. Журнал «Партнёр», № 3 / 2019. Автор А. Кротов
  6. Пенсионные проблемы российских немцев обсуждены в бундестаге. Журнал«Партнёр», № 8 / 2018 Автор Г. Гроут
  7. О пенсионных правах еврейских имммигрантов. Журнал «Партнёр», № 7 / 2017. Автор Д. Симкин
  8. Солидарная пенсия для поздних переселенцев и еврейских иммигрантов. Журнал «Партнёр», № 8 / 2016. Автор М.Миронов
  9. Пенсии за иностранный стаж. Эксперты отвечают на Ваши вопросы. Раздел интернет-портала журнала Партнёр. Всего 352 отвеченных вопроса

<< Назад | №3 (306) 2023г. | Прочтено: 114 | Автор: Полян П. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Куда бежать от беженцев?

Прочтено: 2249
Автор: Векслер О.

Волна беженцев и поздние переселенцы

Прочтено: 1690
Автор: Пуэ Т.

Беженцы в федеральной земле Гессен

Прочтено: 1664
Автор: Навара И.

Беженцы в Германии с близкого расстояния

Прочтено: 1033
Автор: Фараджев К.

Беженцы. Взгляд вблизи

Прочтено: 967
Автор: Бройдо А.

Пророчество профессора Хайнзона

Прочтено: 937
Автор: Парасюк И.

Дорога, вымощенная благими намерениями

Прочтено: 819
Автор: Кротов А.

Где мой спасательный круг?

Прочтено: 786
Автор: Кротов Ю.

Что год прошедший нам оставил?

Прочтено: 761
Автор: Мучник С.

По следам событий в Кёльне

Прочтено: 729
Автор: Векслер О.

Как Берлин принимает беженцев

Прочтено: 665
Автор: Антонова А.