Login

Passwort oder Login falsch

Geben Sie Ihre E-Mail an, die Sie bei der Registrierung angegeben haben und wir senden Ihnen ein neues Passwort zu.



 Mit dem Konto aus den sozialen Netzwerken


Zeitschrift "Partner"

Zeitschrift
Kultur >> Literatur
Partner №1 (304) 2023

Про «Подстрочник» и небо в алмазах

Текст, который вы сейчас прочитаете, я когда-то написала для «Новой газеты». Сейчас только пару комментариев добавила. По сути, ничего не меняла. А вот подпись поменять хочу. Тогда я подписалась: Майя Беленькая. Из Германии. С любовью к России.

Именно так я чувствовала. Именно потому и писала свою статью. Чтобы хоть чуть-чуть сделать лучше. Чтобы жители России проснулись в другой стране. Мечтала, чтобы добра стала больше. Чтобы очнулась память. Чтобы зло было отрефлексировано. Чтобы оно никогда не повторилось.

 

Конечно, мечты были наивными. Но мне казалось, что вся гуманистическая составляющая мира – только для этого. Да, собственно, и сама гуманизация мира – главный нарратив любой жизни и любого государства. Вижу, что жестоко ошибалась.

И все-таки я решилась вспомнить этот текст. Хотя понимаю, что сегодня он выглядит еще наивнее, еще безнадежнее. И знаю, что читатели «Партнёра», как и я, уже почти не верят в возможное покаяние и возрождение России. Поскольку надеяться после того невыносимого горя, которая принесла она Украине, миру, да и себе самой – почти не на что.

Но что остается людям… Сказать себе: но я хотя бы попробовал.

 

Недавно на канале «Культура» закончился показ одного из лучших документальных фильмов в истории российско-советского кино. Это потрясающий фильм. Не хочу больше эпитетов – напишут и без меня.

Я о другом. У меня конкретное предложение. Вечное большинство сочтет его идиотским, меньшинство – наивным, но я буду мучиться, если его не выскажу. Бывают же чудеса: вдруг кто-то и прислушается. Хотя бы один человек. Конкретнее – один учитель.

Фильм Олега Дормана «Подстрочник» нужно показать школьникам. Прямо на уроках. Хватит убиваться, что школа – это место, где царят те же жестокие правила жизни, что и в жизни за школьным окном. Хватит считать, что в нашей школе всё прогнило, и именно эту всю безнадегу и несправедливость и надо детям показывать. Косвенно убеждая, что в таком мире выживают только безнравственные, хитрые и подлые. А значит, надо соответствовать.

 

Уверена, что такая «правда жизни» только усугубит ситуацию. А вот «Подстрочник», изумительную Лилиану Лунгину, весь этот цикл, наполненный любовью, музыкой, добром, светом, – нужно показать обязательно.

Конечно, с комментариями. Умного, понимающего учителя. Жду вскриков – где же такого найти!? Как это надоело: все кричат, что никого хорошего нет. Ни учителей, ни врачей, ни ученых, ни пожарных... И вот именно поэтому надо уже ложиться и умирать. Или терпеть покорно.

В каждой школе (в каждой!) есть такие учителя. Один-то уж точно есть. И вот, пожалуйста, пусть он покажет. Хорошо, если бы это был учитель литературы. Проще совместить с программой и оформить всё бюрократически нужными словами: типа – внеклассная работа, тема нравственного воспитания.

 

Но если учитель литературы – из тех, кто просто отрабатывает часы; если он со своими учениками продолжает разбирать образы в бессмертных романах, не задумываясь о том, что это всё – про нас; если он, как признался один мой знакомый словесник, – «книжек не читает, ему некогда, дай бог с программой разобраться» – пусть этот фильм покажет любой другой учитель. Тот, кто любит детей. И думает об их будущем.

Ничего не случится – клянусь! Особо нервные могут считать, что дети прогуливают по одному уроку в день в течение двух недель. Вот беда! Не по стольку прогуливали. Каждый год дополнительные каникулы объявляют. В связи с какой-нибудь эпидемией. И ничего – успевают программу пройти. Зато после этого фильма мы могли бы проснуться чуть-чуть в другой стране. Как постепенно просыпалась послевоенная Германия, например. И как эта страна делает все – чтобы не заснуть опять. Не впасть в сон разума, чудовищ рождающий.

У моей дочки в 7 классе мюнхенской гимназии на уроках этики было такое задание. Они, разбившись по двое, шли в парк. И каждый в такой паре по очереди должен был идти, закрыв глаза. Не видя ничего. Только вложив свою ладошку в теплую надежную руку товарища. Учились доверять друг другу. И ощущать ответственность за другого, которому сейчас хуже, чем тебе. И понимать, что чувствуют люди немножко не такие, как ты.

А потом в девятом классе они поехали в Дахау. И я потащилась в школу и что-то лепетала по поводу того, что моя-то в курсе: она из России, и ей тяжело будет. А учительница мне сказала, что да, тяжело, невыносимо. Но дети должны это увидеть. Чтобы запомнить на всю жизнь. И никогда не допустить такого.

Господи, как они там все ревели в этом Дахау. Но это то горькое знание и те горькие слезы, которые обязательны в Германии. Как обязательны во всех классах – книжки про самые печальные и страшные страницы в истории страны. И эти книжки на выбор может предложить учитель немецкого или сами ученики. Но прочитать их должны все. А потом обсудить в классе. Не лингвистические особенности текста. А гуманистический, человеческий его посыл.

 

А еще школьникам часто показывают фильмы. Не по программе. По нравственной необходимости. И я помню, как в дочкином классе смотрели фильм по книге знаменитого немецкого литературного критика – по происхождению польского еврея – Марселя Райх-Раницкого «Mein Leben». Моя жизнь. А там и юность в обожаемой Германии (в которую он потом всё равно вернется), и отъезд из страны в связи с приходом к власти нацистов, и Варшавское гетто, и восстание, и спасение вместе с женой Тошей, и польский типографский рабочий, прятавший Марселя и его жену у себя в подвале, и наконец-то! – освободительное наступление Красной Армии.

Дочка подробно рассказывала. «Наш (в ее устах – это русский солдат) входит во двор и спрашивает у поляка: «Прячете кого-то?» Тот кивает, а они – Марсель с Тошей – выходят. Замученные такие, худые. А наш, представляешь, прямо по-русски: «Вы евреи?» И Марсель: «Ja, Juden». А наш же не понимает и опять спрашивает: «Евреи?» И они тоже по-русски, с акцентом: «Евреи, евреи». И наш их так обнял… «Мы же ваши друзья», – говорит. И они его обняли. И стояли так долго.

 

В дочкином классе – 27 человек. Одна турчанка, одна – наполовину бразильянка, еще у одного – папа датчанин, и моя – из России. Остальные немцы. Правда, вот расстройство для поборников всего чистокровного, почти у всех – пусть и в варианте «пра-пра» – кто-то затесался. То чехи, то французы, то опять же из России. Ничего: сидели, смотрели, некоторые слезы вытирали.

(Господи, сейчас думаю, как страшно звучит слово – наш. И как теперь воспринимают европейские дети российского солдата. И кто знает: может быть, этот солдат стал оккупантом еще и потому, что мы никогда не рассказывали детям правду о нашей истории. Не показывали такие фильмы. Не вели честный разговор с теми, кто в результате вырос без самой главной вакцины. Вакцины от черной оспы войны. От вируса геноцида.)


Как недавний учитель, смею думать, что фильм Олега Дормана можно показать в самых трудных классах. Там, где сидят дети из самых сложных семей, из самых беспросветных мест. Попробовать поговорить с ними без раздражения и ненависти. И посмотреть этот фильм вместе.

Там правда. Про черные дни страны. И про святые дни страны. Правда про мерзавцев и правда про горе. Правда про тех, кто выжег из себя всё человеческое и про тех, кто выстоял и остался человеком.

Но самое важное в этом фильме (вот еще одна причина, по которой я рассказываю о нем в журнале «Партнёр»), что он весь про любовь. Про то, что мы нужны друг другу. Про наших мам и пап, которым мы забываем сказать, как мы их любим. А потом бывает поздно. И очень больно. Потому что непоправимо.

 

Про счастье настоящей дружбы. Про самого дорогого человека. Про радость – доставлять любимому радость. А еще про то, что никогда не надо отчаиваться. Потому что завтра будет новый день, и он может оказаться счастливым. Про наполненную жизнь, в которой не было ни одного «пустого сантиметра». Потому что вся эта жизнь прошла в любви. Вот в чем главный месседж этой картины.

Так, в скобках… Посмотрев «Подстрочник», я взяла в Баварской национальной библиотеке книжку мужа Лилианы Лунгиной Семена Лунгина. «Виденное наяву» она называется. Знаете, какое там посвящение? «Лиле, как и все…» Нет слов. Хотя именно про это нужно говорить юным людям. Да и вообще – людям. В любой стране.

 

Моя подружка, преподающая литературу в далекой российской глубинке, показывает своим ученикам тончайший «Монолог» Ильи Авербаха и рассказывает о немецком поезде воспоминаний. В таких поездах 80 лет назад увозили детей в Освенцим. Знаете – они слушают. И никто не гогочет и не издевается. Потому чувствуют, что с ними делятся самым важным.

А другая моя подружка, одна из сильнейших математиков в моем родном городе, читает на своих уроках Бориса Чичибабина, Марину Цветаеву, Мандельштама. Маленьким – «Приготовишку» Саши Черного, и они умирают от смеха, подсчитывая количество мусора в своих карманах, где тоже «целый склад, мох, пирог с грибами, перья, ножик, мармелад, баночка с клопами». А к самым взрослым пристает с Пастернаком. Хочет, чтобы задумались.

 

И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры,
<…>

Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Всё великолепье цветной мишуры…
…Всё злей и свирепей дул ветер из степи…
…Все яблоки, все золотые шары.

 

Всё расстраивается, что стихотворения «Рождественская звезда» нет в школьной программе. И каждый урок начинает со слов: «Слушайте, я вчера такой фильм посмотрела». Или – «Я такую книжку прочитала!» И носит ученикам свои любимые книги и диски, а они ей – свои.

Кстати, ее десятиклассники «Подстрочник» посмотрели. Потому что, конечно же, важнее математики вроде бы ничего на свете нет, а уж важнее выполнения школьной программы – тем более. Кроме одного. Пробуждения хотя бы еще одной души. Которых – много, много...

 

Но нужно, чтобы у них за дверью (что делать – иногда жестко и наглухо закрытой) стоял «человек с молоточком» и не давал бы спать, напоминая, что в жизни важнее всего – жалеть других и беречь их. И любить их.

Уж это-то даже самый плохой учитель знает. Проходил по школьной программе. Теперь мне кажется, что прошел мимо, так и не поняв, про что писал Чехов.

 Майя Беленькая. Из Германии. С горечью и болью.

 

P. S. Всё хочется у подружек своих спросить: где их ученики, которые Пастернака да Сашу Черного любили и «Монолог» смотрели? Неужели в Буче, Мариуполе, Лисичанске?

Неужели всё было зря? И Лилиана Лунгина, и чеховская Соня, утешающая дядю Ваню «мы увидим всё небо в алмазах, мы увидим, как всё зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир», и Пастернак… Неужели самая главная фраза «Рождественской звезды» вот эта: «Всё злей и свирепей дул ветер из степи»? Неужели книги, музыка, вера в добро, люди «не оставляющие стараний» – всё зря?

Может быть. Но они хотя бы попробовали.

 

Майя Беленькая (Мюнхен)

Рисунки Дины Крайзлер

 

Читайте также:

  1. Счастливый человек – Роман Каплан. Журнал «Партнёр», № 12 / 2018. Автор М. Беленькая
  2. А. Бруштейн «Дорога уходит в даль»: к 60-летию выхода книги. Журнал «Партнёр», № 4 / 2016. Автор М. Беленькая.
  3. Как сжигали книги в нацистской Германии. Журнал «Партнёр», № 6 / 2016. Автор М. Беленькая

<< Zurück | №1 (304) 2023 | Gelesen: 165 | Autor: Беленькая М. |

Teilen:




Kommentare (0)
  • Die Administration der Seite partner-inform.de übernimmt keine Verantwortung für die verwendete Video- und Bildmateriale im Bereich Blogs, soweit diese Blogs von privaten Nutzern erstellt und publiziert werden.
    Die Nutzerinnen und Nutzer sind für die von ihnen publizierten Beiträge selbst verantwortlich


    Es können nur registrierte Benutzer des Portals einen Kommentar hinterlassen.

    Zur Anmeldung >>

dlt_comment?


dlt_comment_hinweis

Top 20

Лекарство от депрессии

Gelesen: 10880
Autor: Бронштейн И.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Gelesen: 3530
Autor: Нюренберг О.

Русские писатели в Берлине

Gelesen: 2634
Autor: Борисович Р.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Gelesen: 2559
Autor: Жердиновская М.

Смерть поэта Мандельштама

Gelesen: 2368
Autor: Бляхман А.

Русский мир Лейпцига

Gelesen: 1966
Autor: Ионкис Г.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Gelesen: 1885
Autor: Калихман Г.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Gelesen: 1717
Autor: Левин В.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Gelesen: 1665
Autor: Шмеркин Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Gelesen: 1549
Autor: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Gelesen: 1516
Autor: Аграновская М.

Великие мифы испанской любви

Gelesen: 1454
Autor: Сигалов А.