Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Темы


Воспоминания

 

Валерий Тараканов

 


Как для меня начиналась Третья Мировая войн...а...

 

 

 

                                                                                

                                                                           Как жил, кого любил, кому руки не подал,

                                                                           С кем дружбу вёл и должен был кому -

                                                                           Узнают всё.

                                                                           Раскроют все комоды,

                                                                           Разложат дни твои по одному

 

          Николай Майоров (русский поэт, фронтовик,

родился 20 мая 1919 г, убит в бою

на Смоленщине 8 февраля 1942 года).

 

 

 

 

 

       Осень в Харькове – мягкая, золотая пора. Под ногами шуршат жёлто-красные кленовые и берёзовые листья. Дуб также бросает на прохожих свою листву. Но птичьи голоса всё ещё слышны в глубине повисших от осенней грусти кустов. Таким нам казался в начале 60-х годов прошлого века сентябрьский парк им. М.Горького, расположенный недалеко от нашего бывшего Харьковского высшего авиационно-инженерного училища, перепрофилированного на подготовку кадров в ракетные войска стратегического назначения (РВСН).

      Нас, 25 молодых парней в звании «рядовой» с голубыми погонами курсанта и около 30  офицеров (в те времена допускалось обучение «рядовых» слушателей со слушателями- офицерами), погрузили в поезд Харьков - Москва. Куда едем – мы не знали, знали только одно: впереди «стажировка». Разместились мы в двух спальных вагонах поезда: в одном ехали офицеры, в другом – рядовые. В Москве – пересадка на Казанском вокзале в другой поезд и – в путь-дорогу...

       Через пару дней мы поняли, что наш поезд движется по Казахстану – как нам сказали, это была Кызыл-Орда, ныне – Кызыл-Ординская область. Поезд шёл медленно, в вагоне было жарко, мы открыли окна. Изредка по пути встречались одинокие юрты. У некоторых из них стояли казахи в своих перепоясанных тёмных халатах и остроносых войлочных колпаках, в руках тарелки, на которых лежали помидоры, по-видимому, для продажи – на случай, если вдруг поезд остановится...

       На телеграфных столбах, случалось, видны были сидящие на них соколы, а может быть, и орлы...  Я стоял у открытого окна – пустынная степь, степь кругом... Рядом со мной оказался офицер из соседнего вагона, капитан А.Гуревич из группы офицеров-слушателей, которому было поручено приглядывать за нами. Среди нас, рядовых, распространился слух, что в офицерском вагоне была пьянка, вызвавшая недовольство проводников. Ещё во времена учёбы ходили слухи среди нас, рядовых (правда, я точно не знаю, но слышал), что после партийных собраний офицеры расходились выпившими, причём не так уж редко. Да и у нас, рядовых, такое случалось – это я знаю не понаслышке.

      Поезд полз еле-еле по этой безлюдной пустынной степи. Осень в этих местах в конце сентября и в начале октября сухая и тёплая: температура +25+30°С, так что при закрытых окнах в поезде было душно. В дальнейшем, уже после стажировки вернувшись в Харьков в училище, я слышал, как капитан Гуревич, улыбаясь, рассказывал, что «...Тараканов, глядя в открытое окно поезда, движущегося по этой пустыне, невесело заметил: «У меня от этого простора голова кружится…». «Действительно, от такого простора не только голова закружится...» – капитан иронизировал по поводу того, что и нам, рядовым на тот момент, придётся в будущем в этой степи-пустыне служить…

                                                   ***                                                                                                                                                                                                                                 

      Наконец ночью поезд остановился на каком-то полустанке. Проводник объявил: «Прибыли! Тюра-Там». Мы срочно выгрузились из вагонов, прошло порядка 3-5 минут, и поезд ушёл. Нас ждали грузовые машины. После быстрой посадки в кузова машины немедленно покатили в неизвестном для нас направлении. При этой посадке в машины кто-то обронил слово «АРАК», мне это запомнилось. Оказалось, что так называют казахскую водку, где в качестве пробки используют сургуч...

     Наш небольшой караван приблизительно через час прибыл к месту назначения. Машина с офицерами ушла в неизвестном для нас, рядовых, направлении. Перед нами в темноте, где мы выгружались, находился вытянутый двухэтажный дом типа «хрущёвки», туалет на улице: закрытое дощатое помещение с тремя дырами в деревянном полу. Освещения в туалете не было, так что в темноте можно было наткнуться на сидящего здесь «по нужде». Разместили нас в этой «хрущобе», в ней уже кто-то жил. Утром мы увидели офицеров, проживающих там и проходивших службу на этом полигоне. Я попал в «комфортабельную» комнату, где находилась одна тумбочка и двухъярусная железная кровать. Мне досталось место на этой кровати на 2-м ярусе. Кто расположился подо мной, кроме имени Юра, не помню...

       Помню, что когда я проснулся на следующий день и вышел в коридор, то увидел старшего лейтенанта в расстёгнутой военной рубашке с короткими рукавами с небольшой палкой в руке, к которой была каким-то способом приделана подмётка ботинка: этим приспособлением он убивал на стенах мух. В помещении действительно было много мух – стены были залеплены остатками этих мух, кем-то прибитых. На улице, если это пустынное место можно было назвать улицей, стоял длинный стол на песке, где офицеры обычно завтракали, а иногда и обедали. Если внезапно поднимался ветер, приходилось пищу закрывать руками...  Нам пришлось также за этим столом есть... Как-то за этот стол сел старший лейтенант казахской наружности. Сняв с себя рубашку цвета «хаки», он бросил её рядом с собой на лавку – было очень жарко, и голым по пояс он решил пообедать. Не найдя ложки, чтобы съесть свой борщ, который он принёс из рядом стоящей под навесом на открытом воздухе кухне, он оторвал мякоть из буханки чёрного хлеба и стал горбушкой хлебать своё первое блюдо. Я поинтересовался: «Где ложки..?» Он ответил: «Солдаты почему-то их крадут, и ложек часто не хватает...». Мухи и здесь давали о себе знать...


                                                                        ***


       Обращаясь к истории выбора в 50-х годах ХХ века первой космической площадки...  Задумываясь о том, что ждёт эту площадку в будущем, Госкомиссия в результате тщательного анализа различных зон местности выбрала эту пустынную местность в Казахстане, где не было ни дорог, ни воды, зимой держалось за тридцать градусов мороза, летом – за сорок жары. Фактически для полигона будущего космодрома была выбрана пустыня к востоку от Аральского моря, вблизи одной из крупнейших  среднеазиатских рек Сырдарьи и железной дороги Москва-Ташкент. Как-то мы оказались рядом с Сырдарьёй, и я, один из немногих, искупался в ней. Вода холодная и очень быстрая, долго в ней не пробудешь...    

  «Климат субтропический, с малым количеством осадков (особенно летом), большим количеством солнечных дней; лето длительное и жаркое, зима довольно-таки морозная и с сильными ветрами (снежный покров невысокий, во многие зимы при частых оттепелях – неустойчивый). Растительная зона: полынно-боялычовая (северная) пустыня. Почвы: такыровидные, пустынные с вкраплениями солончаков, по берегам реки местами болотно-аллювиальные.» Нас, вновь прибывших в эти места, предупредили, что в песках могут быть скорпионы...  


                                                                      ***


      Через пару дней: «Выходи строиться..!», и на небольшом автобусе нас привезли к космической площадке №1 (в настоящее время она носит название ГАГАРИНСКИЙ СТАРТ), откуда 12 апреля 1961 года стартовал космический корабль ВОСТОК-1 впервые с человеком на борту – советским космонавтом Юрием Алексеевичем Гагариным. Прорыв человечества в космос…!!! С этого момента начались полёты людей в космическое пространство... 2021 год – юбилейный: в незабываемый день 12 апреля исполняется 60 лет со дня полёта в космос первого космонавта Ю.А.Гагарина.

     Знакомство с площадкой №1 осенью 1962 года началось с лестницы, по которой мы поднялись к лифту: именно на нём Ю.А.Гагарин поднимался к вершине ракеты-носителя. В этот день нас, будущих военных радиоинженеров, коротко познакомили с возможностями системы радиоуправления (РУП) космического корабля.




У подножья ракеты. Сейчас Гагарин

войдёт в лифт и поднимется к

космическому кораблю "Восток"


Кстати, "в целом система управления ракеты-носителя "Восток-1" в полёте Гагарина проработала без замечаний, хотя были неполадки при старте, да и на завершающем этапе система радиоуправления не выдала команду на выключение двигателя третьей ступени. Это произошло из-за неустойчивой работы преобразователя постоянного тока в переменный в системе бортового радиокомпаса.  Двигатель проработал дольше расчётного времени и отключился по сигналу дублирующей автономной системы управления, которая была настроена на скорость большую, чем заданная для системы радиоуправления. В результате космический корабль «Восток-1» вышел на несколько более высокую орбиту. Тем не менее этот сбой не привёл к необратимым последствиям (вывод космического корабля на более высокую орбиту обрёк бы космонавта на медленную смерть, так как корабль не смог бы вернуться на землю), но Юрий Гагарин перешёл на ручное управление и, облетев земной шар, несмотря на «кувыркание» (голова – ноги, ноги – голова) последней ступени ракетоносителя при входе в атмосферу при спуске из космоса,   благополучно вернулся на Землю».


                                                                                                 

 

  В то же время всем известно, что не всё бывает благополучно – космические корабли могут сгорать вместе с космонавтами и неудачно приземляться. По официальным сведениям, в США было 17 несчастных смертных случаев, в СССР их было 4. Несомненно, космонавт – героическая профессия!!!



Сергей Королёв с Юрием Гагариным, уже побывавшим в космосе

                                                   

  

     Из воспоминаний Аркадия Ильича Осташева (книга В.В.Порошкова «Ракетно-космический подвиг Байконура») о РУПах: «...когда выбирали полигон для Р-7 (ракетоноситель, это была последняя моя песня), можно было разместить его на Кубани, но из-за того, что РУПы (а их на первом этапе было два) были не «створные», а выносные и боковые, полигон разместили в Казахстане. РУПы должны были симметрично располагаться относительно трассы полёта ракеты по обе стороны точки старта на расстоянии 150-300км (радиоусы) для управления по направлению. Из двух РУПов один был главный, а второй (зеркальный) – ретранслятор). Выбор места размещения полигона на Кубани не получился: один пункт попадал в Каспийское море. А был бы «семёрочный» (то есть несколько РУПов) полигон, можно было бы расположить на Кубани, в цветущем краю! Был и Крымский вариант, и тоже на пути расположения РУПов вставали Азовское и Чёрное моря (межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) требовала трассы испытаний длиной порядка 8000 км с полем падения отделяющейся первой ступени и полями падения головной части ракеты и остатков последней ступени ракеты).                                                                                     


     Вариант створного РУПа был разработан фирмой Рязанского-Коноплёва ещё до начала строительства полигона в Тюра-Таме. Но... не решились пойти к тогдашнему министру обороны маршалу Г.К.Жукову и доложить, что нужно поменять место (Казахстан), выбранное комиссией для строительства полигона... Вот как влияют отдельные шероховатости в политсистеме социализма на такие решения, как место МБР-ракетного полигона – первого в Советском Союзе. Выбрали Казахстан, «страну - лимонию», как мы её называли, только потому, что не передоложили, что есть створный РУП, который будет работать надёжно и что можно реализовать Кубанский вариант размещения полигона. Естественно, рекогносцировки были сделаны и там, и там, и Кубанский вариант годился в этом смысле, но... не передоложили, очень боялись Г.К.Жукова» (редакция автора).

      «Если бы выбрали Кубанский вариант и «...если бы знали, что радиоуправление полётом МБР – это временная мера и далее на всех боевых баллистических ракетах будут использовать только автономные системы управления, которым не нужны РУПы, то был бы выбран вариант с освоенными транспортными магистралями (железнодорожные, водные и воздушные), благоприятным климатом для проживания людей, с Волгой по соседству – почти неограниченным источником питьевой и технологической воды. И трасса полёта МБР проходила бы над пустынными и полупустынными районами – не было бы проблем с полями падения головных частей и боевых блоков.»

      И что в результате этого «тщательного анализа» и согласованных с политсистемой решений мы получили..??? В настоящее время Россия платит Казахстану за аренду космодрома на Байконуре, построенного Советским Союзом, 115 млн. долларов в год.

       В 90-е годы прошлого века России пришлось не только расстаться с научно-испытательным полигоном, но и потерять первенство в разработке программы по многоразовому использованию космического ракетоплана «Буран». Американцы сумели получить документацию на разработку беспилотного орбитального корабля БОР-4, что позволило им создать практически полную копию советского БОРа. Речь идёт о многоразовом космическом корабле Dream Chaser, который предполагается использовать для доставки астронавтов на околоземную орбиту. Беспилотный орбитальный ракетоплан был задуман советскими учёными ещё в 1967 году, а в 1982 году при запуске на околоземную орбиту БОР-4 практически было доказано, что ракетоплан при наличии аэродинамических рулей способен активно маневрировать в атмосфере. Именно тогда ВВС Австралии обнаружили загадочный объект, который нёсся с гиперзвуковой скоростью над Кокосовыми островами, упав в конце концов в Индийский океан, где его эвакуировали советские военные корабли. Всё, что успели сделать австралийские лётчики, – это сфотографировать неопознанный летающий объект (НЛО). При расшифровке снимков было обнаружено, что объект имеет на своём борту надпись на русском языке БОР и напоминает миниатюрную модель «Шаттла». На космических аппаратах БОР испытывались аэродинамические модели и теплозащитные материалы. БОР-5 – это уменьшенная в восемь раз копия «Бурана». Так что до сих пор аэрокосмическая отрасль США активно использует разработки СССР, в частности алюминиево-литиевые сплавы, а также и другие наработки.

 


  









 Аппараты "БОР-1,-2,-3"

                                                              


                                                                Аппарат БОР-2, запущенный

                                                                  ракетой Р-12 (И2.12)

                 

      В настоящее время на космодроме Байконур организованы туристические туры, включающие в себя участие в смотре старта космических кораблей. Стоимость тура колеблется в пределах от 1,100 тыс. до 5,000 тыс. долларов. 

 

                                         

                                                                                   

      Несколько слов об обстановке в доме, в котором нас разместили. Как-то днём я шёл по коридору 2-го этажа и увидел приоткрытую дверь комнаты, где две незнакомые мне девушки  что-то перебирали. Попросил войти – мне разрешили. Начался совместный разговор, своего рода знакомство. Как оказалось, эти девчонки не очень привлекательной наружности были представителями какого-то военторга по поставке офицерам, проходящим на полигоне службу, военного обмундирования. Неожиданно в комнату, где я и девушки находились, ввалился полупьяный старший лейтенант. Он потребовал, чтобы я освободил помещение. Я встал со стула и вышел из комнаты. Как мне было не послушаться старшего лейтенанта! Моё звание было «рядовой», и более того – я здесь, на полигоне, находился на стажировке, т.е временно. Старлей вышел за мной и предложил: «Пойдём, потолкуем... на улице»…   

      Спустились со второго на первый этаж, он потребовал идти за ним. Шёл он качаясь, пьяной походкой. Пришли за угол дома и остановились около подвального помещения, где обычно находится оборудование для подачи воды в дом. Он что-то стал выговаривать мне о своей службе на полигоне... И вдруг у него откуда-то в руках оказался штык от винтовки-карабина, с которым он, угрожая мне словесно, двинулся на меня. Что мне оставалось делать...? Бежать или обороняться...? Я  толкнул его в грудь, и он свалился по трём ступеням входа в подвал. Он был настолько пьян, что упал, фактически не сопротивляясь... Я ушёл, оставив его внизу. Было ещё достаточно светло. Предполагаю, что, проспавшись, он вернулся в свою комнату "гостиницы".


       На следующий день нас снова построили, посадили в автобус, который в течение 30 или 40 минут довёз нас до 10-й площадки. Мы посетили могилу маршала М.И. Неделина. Только через много лет я узнал, что он похоронен на самом деле в Кремлёвской стене (да не он сам, а оплавившийся его орден и остатки погона). Признаюсь честно, я в то время многого не осознавал, а ведь нас познакомили с оборудованием для пуска и контроля полёта межконтинентальных баллистических ракет и «сов. секретным» фильмом с неизвестными тогда младшими офицерами, которых мы увидели в дальнейшем уже состоявшимися космонавтами.

     В тот день мы вернулись в «гостиницу» с 10-й площадки поздно вечером, так как нас пригласили на какой-то праздник на открытом воздухе. С кем-то из служивших там офицеров, правда, они были в гражданской одежде – брюки и светлые рубашки, – я разговорился. Помню, что они интересовались моим отношением к полёту Ю.А.Гагарина в космос и о перспективах дальнейшей моей службы...

                                                                         ***


      Прошло несколько дней после встречи с пьяным старлеем, и неожиданно один из офицеров, проживавших в гостинице, пригласил меня на второй этаж в одну из комнат «гостиницы». Шла уже вторая неделя, как мы прибыли на полигон. От всего увиденного были впечатления не очень радостные и, главное, жара, мухи и окружающая пустынная обстановка наводила грусть о доме, о прошедших годах в суворовском училище, Москве и Харькове. Часто вспоминал своих близких – маму и отца. Войдя в комнату, куда был приглашён, я увидел: за сдвинутыми вместе двумя столами сидело шесть человек, перед каждым лежали зелёные военные фляги, а в центре столов была положена большая луковица. Рядом с каждым из сидящих за столом стояли гранёные стаканы.                             

     Офицеры меня хорошо приняли, отметив, что я правильно повёл себя в той неприятной встрече с пьяным старлеем. По-видимому, старший среди них, первым открыв свою флягу, налил в свой стакан немного, в четверть стакана, жидкости. Вначале я подумал, что это водка, но на самом деле это был спирт, предназначенный для чистки электронного оборудования. Остальные сделали то же самое. Мне также рядом сидящий со мной парень в белой рубашке, по-видимому, тоже офицер, налил четверть стакана этого спирта... Мне было в то время всего лишь 22 года... и приходилось ранее выпивать в компании водку. Я был молодым, как мне казалось, человеком сильным, недаром в течение практически восьми лет занимался спортом и главное – был здоров. Сидящий рядом со мной, налив мне четверть стакана спирта, был удивлён моим замечанием: «Да ладно... наливай полный..!» Кто-то предложил: «За дружбу..!.». И все осушили свои стаканы. Каждый отломил от луковицы себе в качестве закуски небольшой лепесток. Я, по примеру всех остальных, также закусил луковицей. Начался, как это обычно бывает, дружеский разговор о буднях армейской службы. Кто-то поинтересовался, как меня зовут, откуда мы, рядовые в погонах курсантов, приехали и зачем. «Стажировка, впереди написание диплома...» – ответил я. Время шло, и вновь стали разливать спирт по стаканам. Сосед налил мне этой жидкости, как и раньше, четверть стакана, но я ему: «Полный..!».  Вспоминаю сейчас то время... Было «молодо-зелено», «море по колено». Через некоторое время я почувствовал себя уже «не в себе» и решил уйти. Встал, сказал: «Ребята, до свидания…» и пошёл к себе на 1-й этаж в свою комнату. Залез на верхний ярус своей кровати и провалился до утра... Утром обнаружил, что наволочка подушки была почти вся чёрная...  На моё счастье, ночью спирт из фляг, который я выпил, вышел наружу и «сжёг» наволочку, перекрасив её местами в чёрный цвет. Долго в дальнейшем у меня болела печень. Думал, что серьёзно заболел. Пришлось в очередной отпуск доставать путёвку в военный санаторий в Минеральные воды. В конечном счёте пришёл в норму. Но этот поступок, совершённый по недомыслию, простить себе не могу до сих пор. Хорошо, что был молод и здоров, что помогло мне прийти в себя. А ведь мог остаться инвалидом... Этот неприятный для меня случай я запомнил на всю жизнь.

                                                                 

                                                                   ***                                                                                                                                         

        Однажды я решил самостоятельно съездить на 10-ю площадку. На полигоне было несколько асфальтированных дорог между различными площадками, где располагались пункты для пуска ракет. Нужно отметить, что когда проводился очередной пуск ракеты с какой-нибудь  боевой площадки, из Турции приходили сообщения с точными координатами траекторий её полёта. Турки постоянно отслеживали пуск наших ракет с полигона в Тюра-Таме... Более того – в Турции американцы разместили ракеты с ядерными боезарядами, предназначенными для угрозы Советскому Союзу в случае начала боевых действий. Первой жертвой мог стать полигон...  

         По этим асфальтированным дорогам провозили не только оборудование, предназначенное для подготовки ракет к пуску, но и ходили в определённые часы рейсовые небольшие автобусы, на которых можно было добраться проживающим на полигоне людям с одной площадки на другую. Дождавшись автобуса, я разместился на одном из сидений по ходу его движения. Впереди перед кабиной водителя находилось боковое сидение, на котором сидел старший лейтенант, ну такой пьяный, что когда автобус притормаживал, он чуть ли не лбом касался пола автобуса. Все, кто находился в автобусе, переглядываясь между собой, ожидали... что он свалится на пол. Но этого, как ни странно, не произошло. Автобус, на котором мы ехали, останавливался в центре 10-й площадки, непосредственно у входа в военную комендатуру, куда этот старлей и был кем-то отведён.

         Приведу один из анекдотических случаев в истории развития космодрома, который рассказал заслуженный строитель, полковник в отставке Сергей Алексеенко, внёсший громадный вклад в строительство космодрома под руководством Сергея Павловича Королёва: «В 1957 году помощник Королёва заказал цистерну спирта (12 тонн!) для промывки систем и прочего. А израсходовали только семь тонн. Что делать..? Ведь знали, что Госснаб СССР на очередной год выделит не больше «расхода». Помощник вызвал бульдозер, вырыли возле цистерны яму и туда слили оставшийся спирт. Засыпали песком. Но кто-то разнюхал, разгрёб песок... Черпали прямо котелками. Так на полигоне, где царил сухой закон, появилась выпивка. Правда, порядок навели быстро – остатки спирта просто-напросто выжгли. А Сергей Павлович потом ещё долго вздыхал: «Вот стыд-то какой, такое добро – и в землю!»

       Можно подумать, что на полигоне было сплошное пьянство. Но НЕТ, за это здорово спрашивали – сухой закон! Разве могли бы эти люди достичь таких результатов в космосе!!! Прорыв в КОСМОС могли выполнить только высокообразованные, трезвые и умные люди, память о которых не померкнет никогда!!!

                                                                                                                              

                                                                   ***


     Октябрь 1962-го выдался жарким и ветреным настолько, что если попадаешь в зону «торжествующих» ветров, то глаза надо беречь от песка, который поднимают эти внезапно налетающие ветры. Но в тот день, который не предусматривал никаких занятий для нашего курса, погода оказалась достаточно спокойной –  небо было синее, без единого облачка, солнце светило ярко, и мы с моим соседом по комнате, надев спортивные костюмы  (между собой мы называли их «тренинками»), решили пойти позагорать. Недалеко от нашей «гостиницы» мы смогли незаметно расположиться за какими-то строениями. Для этого мы нашли широкий щит, на котором можно было улечься вдвоём и подставить свои спины солнцу.  Щит предварительно подкрепили с одной стороны какими-то подпорками так, чтобы он стал наклонённым относительно песка приблизительно на 30 градусов – боялись скорпионов... Нас предупредили в своё время об их активном существовании. И вот прошло где-то около тридцати минут, как мы, подложив под себя полотенца, расположились на этом «пляжном» лежбище – почти как на курорте...

       Вдруг недалеко от нас промчался бронетранспортёр, с другой стороны пробежал солдат, обливаясь потом, с автоматом в руках. Я – к Юре: «Что-то не так...». Ещё один солдат – и тоже бежит. Я ему вдогонку: «Что случилось... бежишь как по тревоге..?» Солдат: «Для меня ТРЕВОГА, а для вас – не знаю…». «Юра, надо возвращаться... Что-то не так...»  Ну мы, конечно, поднялись и голые по пояс с полотенцами в руках пошли к месту проживания. Подходим и видим, что наш курс в полном обмундировании стоит перед входом в «гостиницу», начальник курса – подполковник – перед ними. «Немедленно в строй..!» – возмущённо скомандовал нам начальник. Мы, конечно, в комнату – облачившись в штаны и гимнастёрки, впрыгнув в сапоги, застёгивая на ходу солдатский ремень, в пилотках встали в строй. Среди строя вполголоса слышалось: «Тревога….». В этот момент подъехал небольшой автобус, где мы в спешном порядке разместились. Автобус немедленно поехал в неизвестном для нас направлении. Нас привезли к площадке размещения шахтного варианта боевой межконтинентальной ракеты 8К75 – Р-9А. Площадка и для обслуживающего персонала – офицеров, – и для гражданских лиц значилась под номером 51, но мы называли её 75-й в связи с МБР 8К75.


Установка ракеты Р-9А/8К75 на стартовый стол. Стартовый комплекс "Десна-Н", Байконур, 1961-1963 г.г.




       

                                                 


 


Шахтное стартовое

сооружение ракеты

Р-12У

                                                       

      Шахтная пусковая установка (ШПУ) представляет собой вертикальный колодец (шахту) глубиной 36 метров, размер диаметра стального стакана 7,8 - 8 метров. В этом «стакане» размещаются конструкции, механизмы и аппаратура для запуска ракеты. Сверху ШПУ закрывается защитным устройством (ЗУ) – высокопрочной крышей. В моей памяти это – мощное бетонное укрытие, снабжённое механизмом быстрого открытия перед пуском посредством его сдвига в горизонтальной плоскости.

      То, что мы увидели, подойдя непосредственно к шахте, – это был глубокий колодец,  обвязанный изнутрии железной арматурой. Фактически шахта только строилась для размещения в ней ракеты Р-9А – 8К75. Нам было приказано спуститься по лестнице в шахту, так как по всему полигону была объявлена ТРЕВОГА. Внизу на дне шахты оказались два офицера, занятые проверкой какой-то аппаратуры. Прошло часа два, вентиляции в шахте не было – офицеры сняли свои рубашки и голые по пояс продолжали работать. Там тоже было душно, и мы решили вылезти из шахты. Расположившись на стоящей рядом с шахтой лавочке, закурили и молча стали продолжать ждать дальнейших событий. А дальнейшие события могли быть ужасными для всех, кто находился на полигоне... Возможен был ядерный удар со стороны Турции. Последствия для нас у шахты... Начало смеркаться, и нам предложили возвратиться на автобусе в «гостиницу». ТРЕВОГА, объявленная на полигоне Тюра-Там 22 октября 1962 года, не была отменена... Через пару дней нас, рядовых, слушателей высшего военного инженерного училища, эвакуировали поездом Ташкент-Москва и далее Москва-Харьков. До присвоения нам звания лейтенантов оставалось всего лишь немного – чуть больше полугода.


                                                                       ***


     События, которые происходили на полигоне 22 октября и далее в 1962 году, были чрезвычайными. Все причастные к работе ракетчики были подняты ночью по боевой тревоге – готовность №1 для пуска ракет с ядерными боеголовками. В командовании (да и офицеры на полигоне) знали, что в 1961 году в Турции и Италии были размещены ракеты с ядерными боеголовками американского производства, способные поразить Москву и не только...     

   Из сборника «Неизвестный Байконур»: «На период командования полигоном генералом Захаровым (30.10.1960 – 12.3.1965) были построены и начали действовать многие сооружения: боевая стартовая станция на 31-й площадке для МБР Р-7А(8К74), 51-я площадка со стартовой позицией для МБР Р-9 (8К75), стартовый комплекс на 60-й площадке из трёх шахтных стартовых позиций для изделий 8К64У и монтажно-испытательного корпуса МИК (1962), стартовый комплекс из трёх наземных пусковых установок (ПУ) на 75-й площадке с МИКом (1962, 1963), шахтный стартовый комплекс из трёх пучковых установок на 70-й площадке 8К75 (1962), далее введены в строй (1963-1965) ещё семь других стартовых и технических позиций…»

      Из этих сведений можно понять боевой потенциал полигона в 1962 году, который привели в высшую боевую готовность. Причиной боевой тревоги на полигоне Тюра-Там в октябре 1962 года стал возникший внезапно КАРИБСКИЙ КРИЗИС. В настоящее время США рассекретили свои архивы, из которых видно, что США были готовы к термоядерной войне с СССР в 20-х числах октября 1962 года. На полигоне Тюра-Там в это время готовился пуск четырёхступенчатой ракеты 8К78 по программе попадания или, при наличии промаха, - пролёта вблизи Марса.



     Вот несколько отрывков из воспоминаний советского и российского учёного - конструктора, одного из ближайших соратников С.П. Королёва, академика РАН, Героя Социалистического Труда Бориса Евсеевича Чертока: «...Когда я зашёл в МИК, то сразу бросилось в глаза, что стоявшая у стенки всегда зачехлённая «дежурная» боевая ракета Р-7А, на которую мы никогда не обращали внимание, была расчехлена, вокруг неё суетились солдаты и офицеры, а у нашей третьей по счёту, марсианской – не было ни души. Меня окружили наши испытатели с недоумёнными вопросами и жалобами. Часа два назад все военные получили приказ прекратить работы с марсианским носителем, немедленно готовить к вывозу на старт пакет дежурной боевой машины. Пока я соображал, что предпринять, в монтажном зале появился полковник Анатолий Семёнович Кириллов. Вместо обычной встречи и приветливой улыбки он поздоровался с мрачно-тоскливым видом, как на похоронах. Не отпуская протянутую руку, тихо сказал: «Борис Евсеевич, я должен срочно Вам сообщить нечто важное».

     Мы с Кирилловым уже давно перешли на «ты», и это столь формальное обращение на «Вы» сразу отбило у меня охоту предъявлять претензии по поводу прекращения испытательных работ в МИКе. Мы зашли в его кабинет на втором этаже. Здесь Кириллов, заметно волнуясь, рассказал: «Ночью я был вызван в штаб к начальнику полигона. Там были собраны начальники управлений и командиры частей. Нам было сказано, что полигон должен быть приведён в готовность по расписанию военного времени. В связи с кубинскими событиями возможны воздушные налёты, бомбардировка и даже высадка американского десанта. Все средства ПВО уже приведены в боевую готовность. Полёты наших транспортных самолётов запрещены. Все объекты и площадки взяты под усиленную охрану. Передвижение транспорта по дороге ограничено. Но самое главное – я получил приказ вскрыть конверт, который хранился в особом сейфе, и действовать в соответствии с его содержанием. Согласно приказу, я обязан обеспечить немедленную подготовку на технической позиции дежурной боевой ракеты и пристыковать боевую головную часть, находящуюся в особом хранилище, вывезти ракету на старт, установить, испытать, заправить, прицелить и ждать особой команды на пуск. Всё это уже выполнено на 31-й площадке. Я дал все необходимые команды и здесь, по второй площадке. Поэтому расчёты сняты с марсианской и переброшены на подготовку боевой ракеты. Через два часа будет доставлена головная часть с боезарядом. Тогда все, не занятые стыковкой боевой части с ракетой, будут удалены.

«Куда удалены?» – не выдержал я. – «В голове – три мегатонны! Не удалять же за сто километров!».

«О мегатоннах я ничего не знаю, три или десять – меня не касается, а порядок есть порядок. При работе с боевыми зарядами посторонних поблизости быть не должно. Теперь о самом неприятном. Со старта марсианскую ракету снимаем, освобождаем место. Всё это я уже доложил председателю Госкомиссии и просил дать указание, чтобы по всем службам объявили об отмене готовности к пуску на 29 октября. Председатель не согласился и сказал, что такую команду можно передать и завтра. Он пытался звонить в Москву, но все линии связи с Москвой сейчас под особым контролем, и никаких разговоров, кроме приказов и указаний штаба ракетных войск и докладов о нашей готовности, вести нельзя».

     Во время Карибского кризиса Северный полигон (Плисецк) сыграл также свою историческую роль в принятии политических решений. Уже 11 сентября в 13 часов 40 минут все части соединения были подняты по тревоге и переведены в повышенную боевую готовность. И в этой готовности части находились до 9 часов утра 21 ноября 1962 года – два с лишним безвыездных месяца в напряжённом ожидании приказа на пуск.


                                                                    ***


                                                                 


       В октябре 1962 года боевые пусковые ракетные установки межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в основном были размещены на территории ракетного испытательного полигона Тюра-Там и Северного полигона (Плисецк), общее количество которых, по данным, рассекреченным американской разведкой, равнялось 20-ти. Боевые расчёты подготовки и пуска ракет в основном состояли из молодых лейтенантов и старших лейтенантов, только что закончивших военные училища и направленных на службу в РВСН.  Так что в период с 22 октября по 21 ноября 1962 года, времени продолжения Карибского кризиса, эти молодые парни испытали бремя военного времени всего за один месяц.   


  Хронология событий, приведших к Карибскому кризису, представляет собой следующее:

8 марта 1962 года президент США Д.Ф.Кеннеди утверждает директиву по подготовке и проведению военной операции «Мангуста». Планировалось участие в этой операции двух воздушно-десантных, двух бронетанковых дивизий, дивизии морской пехоты и спецподразделения, более тысячи самолётов и 187 кораблей ВМС. Вторжение США на Кубу должно было произойти во вторую половину октября 1962 года.

Против СССР предполагалось использовать 3600 и 6 тыс. ядерных зарядов. В Турции на своих военных базах США разместили 15 ракет среднего радиуса действия (РСД) и в Италии – 15 РСД «Юпитер», в Великобритании 60 РСД «Тор». Подлётное время этих ракет до СССР составляло от 10 до 12 минут с накрытием европейской части СССР до Урала, а до полигона Тюра-Там ещё меньше. Подлётное время советских РСД до США составляло около 20 минут.

 – 24 мая 1962 года на заседании Президиума ЦК КПСС было принято предложение Н.Хрущёва о размещении советских РСД с ядерными боеголовками на территории Кубы. Хрущёв предполагал размещение ракет на Кубе не только для устрашения США, но и для возможности торга о выводе Западного Берлина из-под влияния США взамен советских ракет, размещённых на территории Кубы. Не менее важной была задача «уравнять правила игры» – здесь «Америка одержала верх, поскольку они могли из Турции уничтожить СССР прежде, чем Советский Союз успеет отреагировать». После размещения ракет на Кубе появлялась возможность взаимно гарантированного уничтожения США посредством нанесения удара РСД. До этого советские ракеты могли бы только долететь до Аляски при условии их размещения в Приморском крае.

13 июня 1962 года Генштаб ВС СССР на основе разведданных вводит план «Анадырь» - уникальной в мировой практике скрытной даже от космической разведки переброску войск численностью более 44 тыс. человек, в состав которых входили войска ПВО ВВС, ВМФ и огромное количество крупногабаритной техники на расстояние более 10 тыс.км. на Кубу. Важной особенностью этой операции являлось то, что капитаны кораблей-сухогрузов не знали  всего маршрута следования. Лишь пройдя Гибралтар, капитанам кораблей разрешили вскрыть пакеты, запечатанные сургучными печатями, из которых они узнали, что им следует держать курс на Кубу. При переброске войск морем и океаном военнослужащие находились в трюмах кораблей, что, по рассказу моих сослуживцев в прошлом, было очень тяжело переносить. Никто не имел права выходить из трюма на палубу из-за секретности. Внутри трюмов кораблей были сколочены нары, на которых располагались солдаты вместе с офицерами, своими командирами. При попытке проверки сухогруза кораблями НАТО командиры перевозимых войск, подчиняясь капитанам кораблей, были обязаны по их команде покинуть вместе с личным составом корабль, разместив личный состав подчинённых подразделений на плавучих средствах. Капитан же был обязан открыть кингстоны и затопить корабль, сообщив центру о координатах затонувшего корабля. На всех сухогрузах на верхней палубе были установлены тщательно замаскированные пулемёты, занитные пушки и ракеты Р-14.

14 октября 1962 года американский самолёт У-2, пройдя над воздушным пространством Кубы, посредством аэрофотосъёмки подтверждает наличие советских ракет на острове. Эти снимки полностью совпали с предоставленной информацией США и Великобритании о размещении советских ракет на Кубе полковником главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба ВС СССР О.В.Пеньковским, кодовое имя которого в разведке НАТО значилось как HERO. За шпионаж и измену Родине он был предан суду и расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда в 1963 году. Как только жители Америки узнали об угрозе термоядерной войны, в стране началась паника. Многие стали покидать страну и искать убежища от надвигающейся опасности.                     

16 октября американцы перепроверяют увиденное на аэрофотоснимках.

 22 октября 1962 года США объявляют военную мобилизацию и призывают на военную службу 150 тыс. резервистов, приводят в полную боеготовность войска в Европе и США. В воздух поднимаются стратегические бомбардировщики с ядерными зарядами на борту.

23 октября 1962 вводится морская блокада Кубы.

Сухогрузы вынуждены не дойдя до Кубы лечь в дрейф с ракетами Р-14 на борту.  Подлодки, сопровождавшие советские суда, пытаются уйти от контакта с американскими фрегатами и эсминцами без применения боевых средств, несмотря на то, что имели разрешение по обстановке на применение ядерных торпед. Воздуха внутри подлодок не хватает, аккумуляторные батареи разряжаются, всплыть наверх невозможно. Положение очень сложное. 

27 октября 1962 года министр обороны США Роберт Макнамара и президент США Д.Ф. Кеннеди не решаются атаковать Кубу с воздуха, несмотря на возможность уничтожить стоящие на Кубе советские ракеты.

27 октября 1962 года  поздно вечером Роберт, брат Д.Ф.Кеннеди, встречается с послом СССР в самом посольстве и предлагает немедленно передать Н. Хрущёву, что президент США готов убрать ракеты, расположенные в Турции, Италии и Великобритании в обмен на демонтаж советских ракет на Кубе. «Президент США надеется, что глава Советского правительства его правильно поймёт». Хрущёв принимает предложение Кеннеди. ... Мир был спасён... К сожалению, до сегодняшнего дня МИР держится на ядерном равновесии уже не только между США и Россией...».


       Прошли года, но до сих пор – вопрос: «Быть или не быть..?» Кому быть – непонятно... Случись так, что Земля взорвётся, тогда... некому будет сказать: "Цените то, что у Вас есть сейчас рядом. И никогда не думайте: "А может быть...".  Может и не быть..!



                                                                                                                                   




                                                                                    





<< Назад | Прочтено: 29 | Автор: Тараканов В. |



Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы