Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
«Партнер» №11 (170) 2011г.

Эй вы там, наверху!

На выборах в Берлинский парламент Пиратская партия (Piratenpartei) набрала 8,9% голосов, а по данным опросов, будь завтра общегерманские выборы, за "пиратов" проголосовало бы уже 10% избирателей! (Для сравнения: за СвДП – только 3%.) С политическим руководителем Пиратской партии Германии 24-летней Мариной Вайсбанд побеседовал наш корреспондент Роберт Гринман.

Чем Вы объясняете успех "пиратов"? Как Вы думаете, что он говорит о настроениях избирателей в Германии?
Мы вовлекли в политику много молодежи, которая раньше не участвовала в выборах. Они не считали, что от них на самом деле что-то зависит – политика происходила «где-то там, наверху». Мы пообещали открыть политику, сделать ее прозрачной для всех. На выборы мы затратили очень мало денег – всего около 30 тысяч евро. Значит, у людей была внутренняя потребность в том, что мы им предлагаем. Они хотят снова участвовать в политической жизни. Им надоело ходить и жаловаться, как всё плохо. Люди от этого устали. Кроме того, появление Интернета поменяло стиль мышления. Человек привык к тому, что он может не только получать информацию из газет, радио и телевидения, но и посылать ее другим. Интернетное поколение переносит этот навык в политику. «Почему в Интернете я могу сказать свое слово, а в политике не могу?!»

Марина, как бы Вы перевели на русский язык название Вашей должности в партии – «Politische Geschäftsführerin»? В чем заключаются Ваши функции?
Что-то вроде главного идеолога. В партии я занимаюсь содержательными политическими вопросами. Я ответственна за то, как мы определяем наши позиции – за наш внутрипартийный демократический процесс и за презентацию результатов общественности.

Что привело Вас в ряды партии "пиратов"? Были ли у Вас какие-то личные причины для этого?
Моя семья приехала в Германию из Киева, когда мне было 6 лет. Никто из нас политикой особенно не интересовался, считая, что «старые белые» немцы сами решат все вопросы. Впервые я услышала о Пиратской партии во время европейских выборов в 2009 году. Я заинтересовалась, потому что это был какой-то молодой, новый подход. И сразу интуитивно почувствовала, что это что-то правильное, что они уже сейчас ищут ответы на вопросы, которые будут актуальны в будущем. Я проголосовала за "пиратов", в тот же день вступив в партию: пришла в ресторан, где они собирались. Меня там мило приняли, сразу начали со мной работать. Когда вступаешь в Пиратскую партию, сразу появляется ощущение, что у тебя есть возможность что-то поменять, что тебя слушают, что тебя слышат.

Откуда вообще взялась Пиратская партия и почему у нее такое странное название?
В Швеции некоторое время назад возник скандал вокруг интернет-платформы "Pirate Bay" («Пиратский берег»), на которой можно было обмениваться музыкой, программами. Естественно, что у «пиратов» –хозяев и пользователей этой платформы, возникли проблемы юридического характера. И тогда начало зреть возмущение: почему мы становимся преступниками, когда делимся культурой? Партия "пиратов" возникла сначала в Швеции, а затем в Германии и других странах. Их сейчас 47, в том числе в Украине, России, Казахстане.

В России, по-моему, запретили создание этой партии?
В России запретили создание партии "пиратов" потому, что пиратство – это преступление, но они зарегистрировались как «Пираццкая» партия – через два «ц». Что важно понять: мы серьезная партия, и если мы называем себя «пиратами», это не значит, что мы играем в детские игры. Мы и не «интернетная» партия, а партия, защищающая права граждан. Наша главная тема – свобода и демократия в век Интернета.

Свобода и демократия разные вещи: бывает, что демократия попирает свободу меньшинств. Что для Вас приоритетно: свобода или демократия?
Свобода и демократия не всегда одно и то же, но эти два понятия не противоречат друг другу. Мы недавно проголосовали за то, чтобы печатать программу партии для слепых, хотя, конечно, большинство в партии "пиратов" – не слепые. Но если мы говорим о свободе, мы должны в первую очередь защищать свободу самых слабых, меньшинств.

Значит, если большинство «хорошее», эти два понятия совпадают? Упование на «хорошего» тирана – это очень опасная вещь.
Конечно. Поэтому мы боремся за законы, которые ограничивают правительство, каким бы оно ни было – хорошим или плохим, делают его работу прозрачной. Но есть и другая сторона. Что такое «хорошее»? Это то, что большинство людей считают моральным. Мнение одного человека меняется очень быстро, его можно и купить. А вот мнение широкого общества, основанное на принципах морали, меняется очень медленно. Общественность – самый лучший механизм контроля. Практика либеральной демократии показывает, что законы можно обойти, а общественность обойти очень трудно.

Вы меня убедили. А Вы считаете, что движение "пиратов" является логическим продолжением истории развития либеральной демократии?
Да, мы предлагаем совершенно естественное развитие основных понятий либеральной демократии: собственности и управления. Когда-то богатство определялось количеством земли, потом – количеством фабрик. Теперь мы вступаем в эпоху, когда определяющим становится владение информацией. Поэтому "пираты" занимаются проблемами интеллектуальной собственности и демократического управления. Но нас волнуют и социальные вопросы. Например, мы предложили (пока только для Берлина) концепцию «Безусловного базового дохода» (Bedinungslose Grundeinkommen).

Чем он отличается от сегодняшнего SGB XII?
Отличие в том, что базовый доход гарантирован каждому без множества условий, выставляемым SGB XII Это должно дать всем возможность развиваться, повышать свой культурный уровень, заниматься политикой. Это могло бы помочь неоплачиваемым функционерам политических партий, художникам, тем, кто заботится о маленьких детях, старикам и инвалидам.

Пресса критикует вашу партию за отсутствие позиции по ряду вопросов. Я могу с ходу назвать по каждому из них по пять решений, и всё аргументировать. Почему "пираты" так не сделали?
В Германии достаточно политиков, имеющих свое мнение по каждому вопросу. Это – отрыжка тоталитарных правлений, когда партия сама решала за всех: от промышленников до поэтов. «Партия учит нас, что газы при нагревании расширяются», – говорил Райкин. Мы хотим овладеть искусством молчания, искусством слушать: что хотят сами граждане? Мой приятель рассчитал, что когда ты ставишь раз в четыре года крестик в избирательном бюллетене, ты отправляешь «наверх» два байта информации. А на тебя потом оттуда сваливаются террабайты. Интернет создает уникальные возможности для того, чтобы создать здесь некое равновесие.

Как Вы себе это представляете?
Я хочу, чтобы в будущем каждый человек, придя с работы, пять минут тратил на управление государством. Он должен иметь возможность включить компьютер, открыть страницу с актуальными вопросами: строить ли мост в городе, помогать ли Греции? Человек может менять текст вопроса, предлагать собственные темы, просто голосовать. Или передавать свой голос по тем темам, которые он не очень знает, тем, кому он доверяет: ученым, друзьям, политикам. Мы называем такую демократию не репрезентативной или прямой, а «liquid» (жидкой), потому что она может каждый день свободно перетекать из первой во вторую и обратно. Каждый может по разным темам передавать свой голос разным людям, забирать его обратно, когда хочет. То есть не раз в четыре года по два байта, а непрерывно участвовать в текущей политике.

Это всё из области фантастики?
Нет, наша внутрипартийная демократия уже сейчас обеспечивается системой, которая называется "Liquid Feedback", а наши вновь избранные берлинские депутаты используют ее и для обсуждения проблем столицы.

Близки ли Вам проблемы русскоязычных мигрантов в Германии?
Я в них выросла. Последнее время я много работала в «Вуппертальском обществе родителей», где речь шла о семьях и детях эмигрантов из русскоязычных стран. Одна из проблем – непризнание дипломов. С другой стороны, в Германии не хватает специалистов. Люди, которые могли бы работать врачами, учителями, экономистами, подметают улицы.
 
Присоединяетесь ли Вы к мнению, что идея мультикультурного общества или даже идея интеграции провалилась?
Я считаю, что интеграции и не было. Была попытка ассимиляции, которая, естественно, провалилась. Людей надо не втаскивать за уши в культуру страны, а принимать с их культурой, их религией. Мы возникли из интернетного сообщества, которое довольно космополитично. В Берлине проголосовали за право голосовать для всех, без учета гражданства.

А как Вы относитесь к проблеме терроризма?
В Германии вероятность умереть в теракте ниже, чем вероятность умереть от удара молнии. Мы выступаем против страха перед террором, потому что этот страх используют для атаки на наши права и свободы. Актуальный пример: инфицирование компьютеров «государственным» трояном (вирусом). Да, есть экстремисты. Но откуда они берутся? Какая среда их питает? Я думаю, что образование и информация – это самое лучшее оружие против террора и экстремизма.

Как успехи партии "пиратов" могут сказаться на жизни мигрантов из постсоветского пространства? Советуете ли Вы им принимать участие в политической жизни Германии?
Да! Большое-большое «ДА»! Я не советую, я прошу, умоляю! Мы стараемся вывести всех граждан и жителей Германии из политической аппатии. Среди русскоязычных много образованных, умных людей. Вступайте в партию "пиратов" или хотя бы общайтесь с ней, и вы почувствуете, что и ваше мнение чего-то стоит! Ведь о качестве демократии в первую очередь говорит то, как в ней решаются проблемы меньшинств. Посмотрите в Интернете наш сайт www.piratenpartei.de. Если вы предпочитаете читать по-русски, некоторые материалы о нас вы найдете на www.piratemedia.ru – странице «Пираццкой» партии России. Надеюсь, скоро такие материалы появятся и на страницах «Партнёра» и его интернет-портала «Partner-inform»

Чем Вы сейчас занимаетесь кроме политики, остается ли время на хобби, которых, судя по Интернету, у Вас немало?
В университете я сейчас изучаю психологию, делаю дипломную работу о ценностях украинских детей. Я очень много внимания уделяю Интернету: вы легко найдете меня под именем «Marina Weisband» или «Afelia» в Фейсбуке и Твиттере. Я чаще выходила бы на улицу, но это мешает моему общению с друзьями. Я рисую и продаю картины. Я играю в театре и пишу музыку. Мы с моим другом Маркусом танцуем танго. Одно время я вела работу с молодежью в еврейской общине, но сейчас времени на это уже не хватает.

Один из Ваших фотоальбомов в Интернете называется «Моя оранжевая революция». Это лишь ссылка на цвет партии "пиратов", или Вы действительно видите какие-то общие черты с Оранжевой революцией в Украине?
То, что сейчас происходит, я вижу как своего рода революцию: мирную перемену всего стиля политики, причем не только в Германии, а по всему миру. Я считаю, что это часть того движения, которое включает в себя арабскую весну, протесты в Испании, «Occupy Wall Street». Самое важное в Оранжевой революции – это надежда людей на то, что они могут сами решать, что должно происходить с их страной; понимание того, что не все определяют деньги и коррупция; что народ может выйти на улицу и требовать своего участия в том, что происходит вокруг. И это именно та идея, с которой и основалась партия "пиратов", та идея, вокруг которой сейчас движется мир.

В Интернете есть Ваше исполнение «Мне нравится, что вы больны не мною» на немецком языке. Вдохновляет ли вас «русскоязычное» искусство?
Да, очень. Я просмотрела очень много старых советских фильмов и многие песни из них играю на гитаре, некоторые сама перевела на немецкий – в том числе и эту. То, что я занимаюсь музыкой, гитарой, связано с традицией авторской песни. Я с ней выросла. Я очень люблю русскую культуру, русскую поэзию. Русский язык мягче ложится в форму. В рисовании я очень ориентировалась на Репина.

Провокационный вопрос: какую страну Вы считаете своей родиной?
Я – дитя Интернета и границ не вижу. У меня есть родина, но она уже не существует. Когда я приезжаю в Украину, – это уже другая страна, где говорят на другом языке. Я чувствую себя там иностранкой. Но я и в Германии чувствую себя иностранкой. Мне это помогает смотреть на проблемы как бы со стороны.

Журнал «Нью-Йорк Таймс» описал лидеров партии "пиратов" как «обезоруживающе честных, уверенных в себе, очень молодых людей». Не перехвалили ли вас? Может быть, и Вы не лишены тщеславия?
Я хочу поменять мир к лучшему. Наверно, это не очень скромное желание. Но мне всё равно, где и как это будет сделано. Если ХДС и СПГ вдруг проникнутся нашими лозунгами, станут бороться за прозрачность и демократичность политики, мы скажем «Замечательно» и закроем нашу партию. Это значило бы, что мы добились успеха. Я никогда не собиралась занять тот пост, который заняла. Это вышло случайно. Я просто вижу, что то, что мы делаем, – нужно. Я хочу, чтобы мои дети жили в открытом мире, где информация свободна.


<< Назад | №11 (170) 2011г. | Прочтено: 708 | Автор: Гринман Р. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Гельмут Коль. Человек и политик

Прочтено: 3997
Автор: Калихман Г.

Беженцы в Германии

Прочтено: 2671
Автор: Листов И.

Германия накануне выборов в бундестаг

Прочтено: 1583
Автор: Листов И.

Канцлер Газпрома и его друзья

Прочтено: 1420
Автор: Векслер О.

Турецкая Германия

Прочтено: 1032
Автор: Листов И.

Германия: «Атлас будущего»

Прочтено: 933
Автор: «Курс Консалтинг»

Новый вице-канцлер ФРГ

Прочтено: 879
Автор: Борухсон Ю.

Хорошим отношениям с Россией нет альтернативы

Прочтено: 871
Автор: Редакция журнала

Новое правительство взялось за энергетику

Прочтено: 868
Автор: «Курс Консалтинг»

Партии перед выборами: политические платформы

Прочтено: 797
Автор: Пиевский М.

Германские партии – справа налево

Прочтено: 777
Автор: Кротов А.

Исламизация Германии

Прочтено: 762
Автор: Векслер О.

Выборы в бундестаг

Прочтено: 730
Автор: Листов И.

Эй вы там, наверху!

Прочтено: 708
Автор: Гринман Р.