Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
«Партнер» №12 (207) 2014г.

Хорошим отношениям с Россией нет альтернативы

 

Сегодня мы знакомим читателей с сокращенным изложением интервью Посла Германии в России г-на Рюдигера фон Фрич-Зеерхаузена, которое он дал «Новой газете» (НГ) 08.11.14.

 

 В начале беседы Посол ФРГ заметил, что с Россией его связывают глубокие симпатии, а также большое уважение к ее людям и культуре, что будет постоянно отражаться на его работе.

 

«Мы в Германии, – отметил посол, – надеялись, что немецко-российские, европейско-российские отношения в долгосрочной перспективе останутся взаимовыгодными и плодотворными, поскольку они базировались на тех несомненных успехах, которые были достигнуты. Однако, будучи историком по образованию, я знаю: межгосударственные отношения в разные периоды испытывают определенные колебания. Но не следует впадать в крайности, полагая, что худшее еще впереди, или, наоборот, легкомысленно считать, что всё само собой наладится к лучшему».

 

Посол уверен в том, что, во-первых, Запад должен уметь реагировать на подобные колебания отношений и, во-вторых, не упускать из вида непреходящие и по-настоящему принципиальные основы этих отношений. Основной принцип немецко-российского сотрудничества посол видит прежде всего в том, что хорошим, основанным на взаимопонимании отношениям с Россией нет альтернативы. Поэтому немецкая внешняя политика не может быть направлена против России. Это было и остается главным, независимо от ситуаций.

 

Отвечая на вопрос НГ о том, что складывается впечатление, что ответственность за ухудшение отношений с Западом несет только российская сторона, посол сказал:«Что касается нынешней стадии отношений с Россией, то основная трудность заключается в том, что непонятно, какие правила имеют силу. Мы, немцы, живем, имея за плечами сложную, тяжелую историю. Мы причинили большие страдания другим народам, в том числе и народам Советского Союза. Именно поэтому – со дня основания Федеративной Республики Германия – был заложен один из главных принципов: никогда больше не допускать использования силы и произвола, политика должна основываться на четких и ясных правилах. В наших международных отношениях со всем миром, Европой и Россией мы руководствуемся правилами, которые базируются на Уставе ООН, Заключительном акте Хельсинки, Парижской хартии, Основополагающем акте Россия-НАТО и других международных договорах и соглашениях. Аннексия Крыма, вмешательство в ситуацию в Восточной Украине нарушили фундаментальные правила международных отношений. Ссылки на нашу историю как раз и объясняют, почему Германия консолидированно и решительно отреагировала на эти события.

 

«Теперь мы даже не знаем, по каким правилам надо играть в международной политике, что побуждает нас, с одной стороны, действовать решительно, с другой – с той же решимостью подтверждать свою открытость к диалогу».

 

Корреспондент НГ подчеркнул: «Мы хотим вернуться к доверию как основополагающему принципу наших отношений, ведь самое страшное –потеря доверия. Поэтапное введение санкций со стороны Запада предполагало, что они могут повлиять на Россию, побудить ее вернуться к соблюдению установленных правил. Практика показала – санкции вызвали обратную реакцию, и началась гонка санкций и антисанкций. Есть ли выход из этой тупиковой ситуации?»

Г-н Рюдигер фон Фрич-Зеерхаузен пояснил позицию ФРГ: «Прежде скажу несколько слов о рациональности санкций. Аннексия Крыма явилась примером силового решения в международной политике. Перед международным сообществом встал вопрос: признать состоявшееся как факт и посмотреть, что из этого выйдет, или реагировать каким-то другим образом. В итоге пришли к выводу, что на это надо реагировать. Поскольку наша политика базируется на принципе неприменения насилия, то в распоряжении остается только одно средство – санкции. Такая политика дает понять, что если партнер хочет избежать санкций, то он может просто вести себя по-другому. Полагаю, ошибочно было бы утверждать, что санкции ни к чему не привели или даже вызвали обратное действие. В каком мире мы бы сегодня оказались, если бы международное сообщество не отреагировало так решительно. Совершенно ясно, что от санкций есть эффект. Как же выйти из этого тупика. Ответ на этот вопрос не так сложно дать: если Россия выполняет... определенные условия, тогда отпадает необходимость санкций, которые, как я уже сказал, не являются произвольными мерами или наказанием. Санкции, в первую очередь, призваны отстаивать наши фундаментальные принципы и политические ценности. Ради того, чтобы вернуть этим ценностям их прежнее значение, мы готовы потерпеть определенный ущерб, так как санкции оказывают негативное воздействие не только на вас, но и на нас. Те санкции, которые, может быть, болезненно сказываются на населении России, – это продуктовые санкции, введенные как раз российской стороной.»

 

Корреспондент НГ обратил внимание на то, чтооколо85 % российского населения одобряют «Крымнаш», что дает Кремлю карт-бланш на продолжение прежней политической линии в отношении Восточной Украины. В ответ на санкции следует лишь ужесточение российской позиции, что подтверждается выступлением президента Путина на Валдайском форуме в Сочи. Получается, что механизм санкций не работает в отношении России и Западу пора перейти к формированию новой «восточной» политики?

«Одно не исключает другое, – заметил посол. – Было бы лучше вообще не реагировать на аннексию Крыма и на последующие события? Нет. Я всё-таки считаю, что санкции возымели определенный эффект. Конечно, я знаю, что очень многие в России считают, что Крым – это часть России. Если говорить о том, что Крым – собственно по ощущению – является частью России, то самое опасное в этом предложении именно понятие «собственно по ощущению». Ведь в мире есть много подобных Крыму регионов, к которым применимо «собственно по ощущению», ситуация сильно воздействует на чувства и эмоции людей. Поэтому важно обращаться друг с другом по правилам, а не поступать согласно ощущению: вот это как бы мое, и я могу это просто взять, потому что я так считаю. Может быть, всё-таки более целесообразно было бы вступить в контакт с соответствующим правительством, обратиться в ООН, ОБСЕ, подключить международные суды – те международные организации, которые существуют».

 

Продолжая тему, корреспондент НГ спросил: «Ситуация с того момента, когда так называемые «вежливые люди» пришли в Крым, очень сильно изменилась. Сейчас совсем невежливые люди с одной и с другой стороны убивают друг друга, убивают мирное население в Украине. Как кажется, повестка дня должна быть смещена от разговоров о статусе Крыма к тому, как скорейшим образом остановить кровопролитие в центре евразийского континента, найти рациональный выход, чтобы сохранить жизни и здоровье людей».

Отвечая на это вопрос, посол подчеркнул, что федеральный канцлер, федеральное правительство и министр иностранных дел прилагают большие усилия .., чтобы остановить кровопролитие, чтобы соблюдались условия перемирия, которые были достигнуты в рамках минских переговоров. Но проведение сепаратных выборов в Восточной Украине явилось очевидным нарушением этих договоренностей. На этом примере видно, насколько сложно добиться хотя бы нормализации обстановки на основе уже согласованных условий. А решать, что будет с Крымом, должна одна страна – это Украина.

 

Далее разговор коснулся работы Рюдигера фон Фрич-Зеерхаузена в Польше в то время, когда «Солидарность» с успехом изменила историю своей страны. Россия также после путча 1991 года вышла на путь перемен. В этой связи возникает вопрос: почему у поляков получилось и Польша теперь часть общеевропейского пространства, а Россия по-прежнему топчется где-то на обочине?

«Сравнивая польские события с ситуацией в Советском Союзе, а потом в России, – ответил посол, – прежде всего следует заметить, что коммунистический режим в Польше установился в результате Второй мировой войны. Также, в отличие от других соцстран, в Польше не были осуществлены в полном объеме и социально-экономические преобразования в духе социализма, например, коллективизация сельского хозяйства... Огромную роль с конца XVIII века и до 1918 года, когда фактически не было польской государственности, для национальной идентичности поляков сыграла католическая церковь. И именно эта тесная связь стала прочным фундаментом для дальнейшего развития страны. К этому надо добавить и множество других факторов, но для успеха того пути, который выбрала Польша после 1989 года, один из них явился определяющим: движение, приведшее к радикальным общественным изменениям, открывшим Польше дорогу в мировое сообщество и получившим, как и в ГДР, наименование мирной революции, было поддержано всем народом. Абсолютное большинство польского населения продемонстрировало желание и волю к переменам, готовность пойти на жертвы ради создания нового, лучшего в его представлении общественного порядка. Именно это сделало возможными те глубокие, радикальные изменения в Польше».

 

Беседа проходила в момент четвертьвекового юбилея падения Берлинской стены. Тогда Европа вздохнула свободно, с надеждой, что больше на ее территории не появятся стены, разделяющие людей. И вот 25 лет спустя возникают опасения, что вновь появляются стены и барьеры между Востоком и Западом. Означает ли это, что уроки прошлого не выучены?

Отвечая на этот вопрос г-н Рюдигер фон Фрич-Зеерхаузен подчеркнул: «Наш политический подход основывается на выводах, которые мы сделали из нашей истории. Мы не видим альтернативы мирной политике, основанной на общепринятых правилах, нацеленной на благо для всех. За прошедшие 25 лет нам, по нашему мнению, удалось многого добиться, мы и дальше будем наращивать усилия в этом направлении. Другой аспект – это тот огромный эффект, который стал результатом окончания конфронтации военно-политических блоков, а именно: процесс глобализации. Это фундаментально отличает сегодняшнюю ситуацию от той, которая была во времена «холодной войны». Глобализация оказала большое позитивное влияние на жизнь огромного количества людей. Мне кажется, что нельзя не использовать те шансы, которые предоставляет глобализация. Мы должны максимально объединить наши силы, чтобы каждый мог извлечь для себя наибольшую пользу, и та сторона, которая нарушает общие интересы, будет вредить в первую очередь сама себе. Тот, кто думает, что лучшая альтернатива состоит в том, чтобы вернуться к политике XIX века — созданию центров силы и сфер влияния, – сильно ошибается.





<< Назад | №12 (207) 2014г. | Прочтено: 871 | Автор: Редакция журнала |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Гельмут Коль. Человек и политик

Прочтено: 3997
Автор: Калихман Г.

Беженцы в Германии

Прочтено: 2671
Автор: Листов И.

Германия накануне выборов в бундестаг

Прочтено: 1583
Автор: Листов И.

Канцлер Газпрома и его друзья

Прочтено: 1420
Автор: Векслер О.

Турецкая Германия

Прочтено: 1032
Автор: Листов И.

Германия: «Атлас будущего»

Прочтено: 933
Автор: «Курс Консалтинг»

Новый вице-канцлер ФРГ

Прочтено: 879
Автор: Борухсон Ю.

Хорошим отношениям с Россией нет альтернативы

Прочтено: 871
Автор: Редакция журнала

Новое правительство взялось за энергетику

Прочтено: 868
Автор: «Курс Консалтинг»

Партии перед выборами: политические платформы

Прочтено: 797
Автор: Пиевский М.

Германские партии – справа налево

Прочтено: 777
Автор: Кротов А.

Исламизация Германии

Прочтено: 762
Автор: Векслер О.

Выборы в бундестаг

Прочтено: 730
Автор: Листов И.

Эй вы там, наверху!

Прочтено: 708
Автор: Гринман Р.