Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
«Партнер» №3 (162) 2011г.

Турецкая Германия

И. Листов (Дортмунд)



В последние месяцы в Германии широко обсуждается тема интеграции представителей турецкой общины. Толчком к началу этой острой дискуссии послужила книга Тило Саррацина «Deutschland schaft sich ab», содержащая анализ результатов интеграции различных групп мигрантов, включая турков, проживающих на территории Германии.
 
Эта книга наверняка станет книгой года и по количеству читателей (по мнению экспертов – минимум 5 миллионов), и по тому резонансу, который она вызвала и в Германии, и далеко за ее пределами. В этой книге Тило Саррацин, опираясь на статистические данные, выставил интеграционной политике, проводимой правительством Германии в последние десятилетия, неудовлетворительную оценку, возложив также вину за сложившуюся ситуацию и на представителей турецкой общины. По его мнению, причины слабой интеграции турок, проживающих на территории Германии, лежат в их культурно-религиозном менталитете. Именно этим объясняет автор неудовлетворительные успехи их интеграции в современное европейское общество.

Тило Саррацин в своей книге сравнивает интеграционные успехи различных общин на протяжении последних двадцати лет и приходит к выводу, что представители многих из них добились значительных успехов. Например, молодые вьетнамцы имеют самую большую квоту среди тех, кто закончил гимназию (около 80%), далеко обогнав по этому показателю своих немецких сверстников. Юные турки занимают в этом списке одно из последних мест, зато лидируют в рейтинге тех, кто покинул школу без документа об ее окончании. Именно отсутствие необходимого образования делает невозможным интеграцию этих молодых людей в общество.

В этой статье я не ставлю перед собой цель еще раз обсуждать книгу Тило Сарацина и его позицию. Об этом уже немало писалось, в том числе и в журналe «Партнёр». Нашим читателям наверняка будет интересно познакомиться с историей появления и проживания турецких мигрантов в Германии.

Вспомним, что Германию и Турцию на протяжении последних 150 лет традиционно связывали добрые отношения, и они нередко выступали в качестве союзников. Германия еще со времен Османской империи занималась техническим перевооружением промышленности Турции. Особенно тесным это сотрудничество было в военной области. Сотни немецких военных советников на протяжении десятилетий служили в армии и на флоте султана. Германия поставляла Турции современное вооружение, активно модернизировала турецкую армию. И хотя во время Второй мировой войны Турция оставалась нейтральной, но при этом активно симпатизировала Третьему рейху и была не прочь поучаствовать при благоприятных, конечно, обстоятельствах, в территориальном переделе в своем регионе.

Именно из-за традиционных добрых отношений с немцами правительство Турции не было против приезда своих граждан на работу в Германию. Этому способствовала также высокая безработица и низкий технический уровень турецкой промышленности. Такое сотрудничество обещало принести Турции определенные дивиденды и в будущем. Кроме того, оно означало еще и приток в страну значительного объема немецкой валюты и повышение покупательной способности населения.

Договоренность о начале трудовой миграции турок была достигнута в 1957 году во время визита президента ФРГ Теодора Хойсса в Турцию. Потом эти турецкие граждане получили в Германии прозвище «турки Хойсса». В Германию тогда приехали первые 150 молодых турок, выпускников профессиональных школ страны. Их приезд считался производственной практикой, которую они должны были пройти в качестве учеников на автомобильных заводах Форда в Кёльне.

С 1970 года начался массовый приезд в Германию турецких рабочих и членов их семей. Основная масса турецких рабочих была занята в индустрии – машиностроении и металлургии. Часть турок планировала в течение нескольких лет поработать в Германии и, накопив денег, вернуться в Турцию. К 1973 году в Германии проживало уже около 900 тысяч турецких граждан, что объясняется приездом не только самих рабочих, но и членов их семей.

Вместе с этническими турками в Германию въехало большое количество курдов и турецких армян. Для этих групп мигрантов выезд из Турции означал конец притеснения со стороны турецких властей. Приезд в Германию турецких граждан различного этнического происхождения не означал их примирения. Конфликты между курдами и турками возникали в Германии постоянно, особенно во времена обострений ситуации с курдами в самой Турции.

К 1998 году уже четверть миллиона турецких граждан получили германское гражданство, а к 2002 году их количество превысило один миллион человек. На сегодняшний день в Германии проживает более 2,5 миллионов турок.

В большинстве случаев в Германию приезжали турецкие граждане из отсталых, в основном сельскохозяйственных областей Турции. Эти люди были негативно настроены по отношению к свободному германскому обществу, строго придерживались исламских традиций и взглядов. В Германии они не планировали оставаться навсегда, рассчитывая жить в этой стране согласно своим традициям и законам, по которым жили в Турции их предки, не собираясь адаптироваться к новым для себя обстоятельствам. В соответствующем духе происходило и воспитание подрастающего поколения в турецких семьях. Упор делался на традиционные семейные ценности и отрицание любых либеральных общественных идей. Будущие школьники из турецких семей, родившиеся в Германии, приходили в школу не зная немецкого языка, а их жизненные планы зачастую не выходили за рамки турецкой общины.

Следует отметить, что приезд рабочих из Турции был положительно оценен немецкой общественностью. После окончания Второй мировой войны Германия не досчиталась десятка миллиона своих сограждан, погибших в период 1939-1945 годов. Другие страны Европы (Италия, Португалия), несмотря на активную вербовочную кампанию немецкого правительства, не могли или не захотели помочь Германии работниками в том объеме, которого требовала немецкая индустрия. Страна испытывала громадные трудности с рабочей силой, производство задыхалось от ее недостатка, и приезд большого количества рабочих, пусть и не владеющих немецким языком, был глотком свежего воздуха для немецкой промышленности.

По большому счету, никто в Германии в то время серьезно не задавался вопросом: «А что будет с турецкими рабочими дальше? Какое будущее ожидает турецких мигрантов после окончания экономического бума в Германии?». Правительству страны было не до этого – оно решало другие, более важные для себя задачи: позиционирование страны в послевоенном мире, протестное движение молодежи в 70-х годах прошлого века, преодоление нацистского наследия, германо-германские проблемы. Видимо, тогда существовало мнение, что большая часть турок, когда в них отпадет надобность, вернутся на родину, заработав в Германии достаточно денег, а оставшиеся без особых проблем интегрируются в немецкое общество. Поэтому мало кто в то время занимался анализом социальныx процессов, протекающих в турецких общинах страны.

Проблемы начались в восьмидеcятые годы ХХ века, когда темпы роста германской экономики начали снижаться, а слово «безработица» обрело для немцев вполне конкретное содержание. Изменились и требования, предъявляемые немецкой индустрией к работникам. Производству требовалась уже не просто рабочая сила, а те, чья квалификация отвечала требованиям новых технологий. В Германии начали закрываться традиционные производства, в частности, металлургические заводы и угольные шахты, на которых было занято много турецких рабочих. Поэтому к концу восьмидесятых годов часть турецких рабочих потеряло работу и вынуждена была стать клиентами немецкой социальной системы.

Последним фактором стало объединения двух Германий, когда на немецком рынке труда появились миллионы граждан из бывшей ГДР. Эта рабочая сила, хорошо говорящая по-немецки и имеющая приличную профессиональную подготовку, активно потеснила турецких рабочих на рынке труда. В Германии всё сложнее было найти работу лицам, имеющим низкую профессиональную подготовку и недостаточные знания немецкого языка. Им оставалась лишь тяжелая и низкооплачиваемая работа, на которую отказывались идти коренные жители страны. К такому повороту событий представители турецкой общины не были готовы. Уехать в Турцию люди, выросшие или родившиеся здесь, по понятным причинам уже не могли, а те, кто проработал здесь всю жизнь и заработал немецкую пенсию, и не хотели.

Возросшая конкуренция на рынке труда обострила межнациональные трения. Многие немецкие рабочие считали турков своими конкурентами, готовыми работать за меньшую плату. Турки со своими традициями и культурой вызывали непонимание и насмешки, особенно среди тех, кто не оcобо «обременен» образованием и культурой. Ряд политических партий регулярно разыгрывали национальную карту, объявляя «крестовый» поход против преступников иностранного происхождения. Всё это также не способствовало социально-культурному обмену между немцами и турками.

Конечно, определенная часть турецкой общины начала понемногу перестраиваться, получая необходимое профессиональное образование. Благодаря этому они смогли приспособиться к новым условиям и найти свое место в немецком обществе. Эти люди постепенно отходят от архаичных представлений своих родителей и покидает «турецкие» райoны. Их дети получают в семьях другую мотивацию, направленную на интеграцию в немецкое общество. Определенная часть турок пытается реализовать себя в рамках турецкой общины, открывая свои предприятия: магазины, автомастерские, закусочные или рестораны, и работая в них. Такая деятельность, по мнению Тило Саррацина, никак не может считаться интеграцией, так как не предполагает активных социальных контактов с коренным населением. Кроме того, немало и тех, кто не может найти работу и живет на социальную помощь.

В последнее время в Германии начали происходить позитивные изменения по отношению к гражданам турецкого происхождения. Всё больше представителей турецкой общины вовлекаются в политическую жизнь Германии, занимая в ней активную позицию. В бундестаге и ландтагах земель появились народные избранники турецкого происхождения, представляющие не только позицию турецкой общины, но и интересы других граждан страны. Всё это не может не внушать оптимизм и надежду на то, что, турецкая община сможет в обозримом будущем интегрироваться в немецкое общество, жить его интересами и разделять его культурные ценности.


<< Назад | №3 (162) 2011г. | Прочтено: 1032 | Автор: Листов И. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Гельмут Коль. Человек и политик

Прочтено: 3997
Автор: Калихман Г.

Беженцы в Германии

Прочтено: 2671
Автор: Листов И.

Германия накануне выборов в бундестаг

Прочтено: 1583
Автор: Листов И.

Канцлер Газпрома и его друзья

Прочтено: 1420
Автор: Векслер О.

Турецкая Германия

Прочтено: 1032
Автор: Листов И.

Германия: «Атлас будущего»

Прочтено: 933
Автор: «Курс Консалтинг»

Новый вице-канцлер ФРГ

Прочтено: 879
Автор: Борухсон Ю.

Хорошим отношениям с Россией нет альтернативы

Прочтено: 871
Автор: Редакция журнала

Новое правительство взялось за энергетику

Прочтено: 868
Автор: «Курс Консалтинг»

Партии перед выборами: политические платформы

Прочтено: 797
Автор: Пиевский М.

Германские партии – справа налево

Прочтено: 777
Автор: Кротов А.

Исламизация Германии

Прочтено: 762
Автор: Векслер О.

Выборы в бундестаг

Прочтено: 730
Автор: Листов И.

Эй вы там, наверху!

Прочтено: 708
Автор: Гринман Р.