Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Общество >> Человек и общество
«Партнер» №7 (298) 2022г.

Владислав Иноземцев о новой волне эмиграции из России

Елена Зеликова (Хофгайсмар)

 

Половина вернется, и достаточно быстро

 

Кажется, чуть ли не пол-Москвы перееехало в Берлин после 24 февраля, по крайней мере образованные пол-Москвы. Чем же отличается эта новая волна эмиграции из России от прежних – например, тех, кто уехал в 90-е, двухтысячные? Обсуждаем тему с доктором экономических наук, социологом и политологом Владиславом Иноземцевым.

 

– Мне кажется, что фундаментальное отличие в том, что эта волна гораздо менее настроена, как ни странно, на эмиграцию, чем предыдущие. Все те, кто уезжал в 90-е и двухтысячные, или даже после 2012 года, четко ориентировались на то, что они уезжают навсегда. Они искали работу, продавали активы в России, тщательно готовились к переезду. И они активно интегрировались в те общества, куда приезжали. В той же Америке есть, конечно, те, кто по-прежнему занимаются российскими проблемами – создают организации, поддерживающие Россию, пытаются оказывать политическое влияние здесь. Но типичные бывшие граждане РФ, которые оказались в Штатах, – они давно американцы.

 

– И надежд каких-то они не строят.

– Каких надежд? Они успешные люди.

 

– Ну, на что-то влиять в России...

– Они не то что не строят надежд – им просто неинтересно. Мои друзья в Америке – компьютерщики, физики, математики, врачи. Иногда они собирают тут выпускников московских физматшкол. Снимают прекрасные отели, предаются воспоминаниям, общаются. Обычная нормальная жизнь. Конечно, у них есть какие-то воспоминания о России, но у них дети американцы, и мыслей о том, что надо на что-то влиять, нет и в помине. В Европе среди большей части эмиграции таких странных людей тоже почти что нет. Люди сделали карьеру, устроили жизнь, и с этими намерениями, собственно, и уезжали. Есть, конечно, и те, кто по-прежнему вздыхает о России и о Путине...

 

– Их очень много.

– Да, но я не вижу никого из этих «воздыхающих», кто хочет порвать скорей свой немецкий или голландский паспорт и вернуться на родину.

 

Так вот, в отличие от ранее уехавших, эта новая волна абсолютно ни к чему не готова. Люди просто рванули как можно быстрее из-за каких-то виртуальных или реальных угроз. Кому-то казалось, что сейчас их детей призовут в армию, отправят в Украину. Кому-то казалось, что введут выездные визы и ОВИРы. То есть были опасения, большей частью необоснованные: ОВИРы не ввели, переводы валюты не запретили, вклады не отобрали.

 

– Вы и правда считаете все эти опасения необоснованными?

– Я думаю, у большинства уехавших – абсолютно. Мы имеем сейчас две группы новых уехавших: процентов девяносто – это бежавшие из-за вот этих опасений, и оставшиеся десять – это активисты и оппозиционные журналисты, которые выходят на демонстрации, пишут, выступают и так далее.

 

Вот это большинство в девяносто процентов – их страхи я считаю беспочвенными. Да, жизнь в стране будет хуже, но в 2014-15 годах, когда пошли первые санкции, многие мои друзья-бизнесмены уже говорили, что надо уезжать из России, бросать всё, потому что сейчас всё отнимут и всё экспроприируют. И что? В результате, когда я жил в Москве почти весь прошлый год, то встретил их всех на тех же местах, в том же бизнесе, вполне успешными. Никто никуда не уехал. Произошла переоценка угроз, которые воспринимались слишком радикально.

 

Я думаю, половина тех, кто сейчас попытались уехать, вернется, и достаточно быстро. У них нет в Европе недвижимости, работы, а большая часть собственности и точки дохода – в России. Невозможно же бросить большие дома, машины, квартиры и вот просто так «убыть». Люди подумают и начнут возвращаться. К тому же, если они, будучи нерезидентами в России, попытаются сейчас продать свою там недвижимость, то они будут вынуждены...

 

– Заплатить 30-процентный налог государству.

– Да. Поэтому, думаю, люди, почесав репу, вернутся обратно. В российском бизнес-сообществе, так скажем, материальные вопросы очень важны. Не думаю, что те, кто так резко «исчез», исчезли навсегда. Конечно, есть хорошие специалисты, компьютерщики, которые потихоньку могут обустроиться, даже если они уехали куда-нибудь в Турцию без виз. Есть и те, кто работает на западные компании, их фактически сами эти компании и перевезли, но таких немного.

 

Эта волна эмиграции окажется, во-первых, меньше, чем та, которую мы наблюдали в 90-е годы, а во-вторых, она более спонтанна и не является такой «выстраданной», как раньше. То есть люди жили при Путине прекрасно 20 лет, потом известие о войне с Украиной ударило их «мешком по голове», они куда-то метнулись и сейчас размышляют о том, правильно они поступили или нет. И какая-то часть решит, что неправильно. Особых угроз нет, и можно спокойно вернуться, если у вас нет какого-то шлейфа, при котором вам в России может что-то грозить. Желающих окончательно остаться на Западе будет меньше, чем в прежних эмиграционных волнах. Это раз.

 

Второй момент – действительно, в этой волне есть люди, уехавшие по сугубо политическим соображениям. Но эти люди не осознают пока, что произошло. Те, кто раньше уезжали из-за притеснений, в первую очередь пытались создать какие-то лоббистские организации. Объясняли западным властям, что происходит в России. Налаживали отношения именно с западными правительственными структурами. И это было разумно и правильно. А то, что делают эмигранты последней волны – это совершенно иррационально. Это повторение того, что они делали безуспешно и в Москве.

 

– Почему безуспешно? «Эхо Москвы» и «Новая газета» были вполне успешны.

– Если учитывать эволюцию в российском обществе за последние 15 лет, то понятно, что успех был равен нулю, потому что общество пришло к тому, к чему оно пришло. Если вы пытаетесь влиять на общество, а оно идет в противоположную сторону, то вряд ли это можно назвать успехом. Если вы телеканал «Дождь», в 2011 году один из самых известных, а потом вы приходите к тому, что вас отовсюду вытесняют и вы вынуждены бежать, то в чем успех? Я успеха в этом не вижу. И вообще я бы сказал, что большая проблема нашей политизированной части российского общества была в том, что она воспринимала вот это количество подписчиков, лайков и перепостов как свидетельство успеха. Хотя на самом деле успех был нулевой.

 

– Иными словами, закуклились на себе, некоторым образом.

– Безнадежно закуклились. И эти люди, что меня потрясает, переехав в Чехию, Литву, ровно то же самое и продолжили делать. Создали заново «Новую газету», запустили вместо «Эха Москвы» «Живой гвоздь», плодят новые блоги, считают лайки и жутко этим гордятся. Это удивительно. Вместо того, чтобы налаживать контакты с принимающими решения людьми, они снова окучивают свою же собственную лояльную аудиторию, которая ни на что не влияет вообще.

 

 

– Люди, принимающие решения – это европейские политики?

– Конечно. Единственный смысл работы в Европе сейчас – это выстраивание элементов лоббизма в местной политической элите, объяснение им, в том числе через западную прессу, что происходит в России, чего можно ждать, что следует делать. Какой смысл рассказывать о вреде войны в Украине русскоязычной публике, которая уже уехала, и сама прекрасно понимает, что к чему, мне непонятно. Лайки – это хорошо и приятно, но какое влияние это имеет на общество? Я сильно сомневаюсь, что хоть какое-нибудь. Однако желание нынешних эмигрантов коммуницировать с западной публикой пока что выглядит минимальным. Такое впечатление, что ребята с «Эха Москвы», перебравшись в Европу, создали «новое Эхо» и почему-то считают, что оно будет успешнее предыдущего. Это, мне кажется, тупик.

 

Или взять хотя бы этот нашумевший «паспорт нового русского». Я прекрасно отношусь к Дмитрию Гудкову, но, по сути дела, речь идет о создании лучших условий для отъезда новых и новых эмигрантов. И те, кто этим занимается, называют себя российскими политиками. Откройте Википедию и прочитайте, что такое политик. Это человек, который борется за электоральную и прочую поддержку. Вы свалили из страны, вы делаете возможным, чтобы еще больше людей уехало, и вы себя называете российскими политиками. Это издевательство же. Люди бесконечно оторваны от реальности. Они действительно верят, что режим лопнет через шесть месяцев. И исходя из этого, они строят свои воздушные замки. Выглядит смешно.

 

– Есть ли хоть какие-то перспективы всем не перессориться в очередной раз, теперь уже в эмиграции, как это успешно делали в России последние 30 лет?

– Главное условие для этого заключается в том, что люди должны заниматься делом. В той же Америке, если говорить об обществе бывших русских, с которыми я общаюсь: некоторые из них прогрессисты, некоторые трамписты, у них очень много различий, но я никогда не видел, чтобы эти люди, которые каждый день ходят на работу, хоть когда-то друг с другом ссорились относительно российских тем. Люди, которые работают – им некогда ссориться. А кто занимается ерундой, для них ссоры – это их жизнь. Поэтому политики, в больших кавычках, будут ссориться постоянно – как и в России. Вспомним ту же Болотную – они постояли три раза на одной сцене и после этого переругались вдрызг абсолютно все. Таким же образом они мыслят себя и в эмиграции.

 

– В общем, какое-то время потрепыхаются тут, а потом будут чувствовать себя достаточно сиротливо.

– Они и сейчас чувствуют себя достаточно сиротливо, делая вид, что у них всё хорошо. Если говорить об ученых, политологах, то есть те, которые привычны к серьезным научным исследованиям и прекрасно впишутся в западную академическую среду. И есть те, кто просто... любили надувать щеки на радио. Такие, конечно, пробудут полгода в каком-нибудь фонде, но как исследователи никому не будут нужны. Через какое-то время они поймут, что перспективы-то у них тут нет. И разделение это произойдет очень быстро. Да, сейчас все говорят только про Россию и Украину, «Бильд» и другие СМИ делают русскоязычные порталы, ток-шоу, но это же всё пройдет.

 

Тем более что настроения в западноевропейской общественности, если говорить о выборе между «миром и справедливостью», далеко не так однозначны. Недавно Европейский совет по международным отношениям обнародовал блестящее исследование, которое показало, сколько избирателей считает, что Европа должна стремиться к скорейшему прекращению войны – даже если это означает, что Украина пойдет на серьезные уступки – а сколько хотят любой ценой восстановить территориальную целостность Украины. Только в Польше сторонники борьбы до конца преобладают. Во всех остальных европейских странах люди говорят «да к черту, быстрее бы мир». Я думаю, эти настроения будут усиливаться. Поэтому вот эта ажитация относительно падения режима, больших перемен... она пройдет.

 

И вместе с этой ажитацией пройдет и интерес к радикальным антипутинцам, которые сейчас в большом количестве прибыли в ЕС. Да, они получат свои виды на жительство, но я не понимаю характера их деятельности и аудитории на будущее, хотя бы на следующий год.

 

– Иными словами, всем нужно переучиваться на что-то более практическое.

– Что ж, многие получили или получают сейчас разного рода позиции в научных фондах, университетах и так далее. Но количество претендентов на эти места намного превышает потребность в такого рода аналитике. Кроме того, одно дело работать на русскую аудиторию, и совсем другое – в западной академической среде, к требованиям которой многие окажутся не готовы.

 

– Я недавно здесь говорила с одной уроженкой Львова, так вот она говорит «на Украине», я ее сама поправляла. А дочь моя в своей школе работает переводчиком в новом украинском классе. Вам не кажется, что если и есть какая-то возможность взаимопонимания между россиянами и украинцами, то она может родиться здесь, в эмиграции, где вынужденно или не вынужденно смешиваются те и другие?

– Это вполне может быть. Какие-то отношения могут восстановиться, но я не понимаю, как это повлияет на большую политику. Россия же всё равно остается главной угрозой для Украины. И останется ею даже независимо от того, кто в Кремле будет у власти. Потому что в России эта имперская идея и идентичность глубоко укоренена. И потеря Украины и Беларуси для среднего россиянина – очень тяжелая тема. Путин поймал главный нерв, на котором можно построить мощную пропагандистскую машину. Путин ее больше использует, чем сам создает. Поэтому Украина не будет в безопасности, пока не вступит в НАТО, в ЕС и пока Россия существует в ее нынешних границах. Никакие дружеские связи отдельных людей ситуацию не спасут.

 

– Будем жить, как живет Индия с Пакистаном или как Великобритания с Ирландией?

– Может быть, и хуже. Индия же не собирается захватывать Пакистан, а Британия – Ирландию. Я не вижу поводов для оптимизма на российско-украинском направлении.

 

Однажды в 2012 году я приехал в Вену преподавать, и к России тогда был огромный интерес, очень много наших политологов говорили, что смотрите, Болотная, массовые демонстрации, общество оживает, режим скоро развалится. А меня одна западная журналистка, спросила, почему я говорю, что Путин вор и убийца, экономика неэффективна, но так будет еще двадцать лет. Когнитивный диссонанс – как же может быть так плохо и так долго?

 

Прошло 10 лет, и так и случилось. И пройдет еще 10 лет, и всё будет так же. Можно быть оптимистом, конечно, но это не должно заслонять реального положения дел. Мы же пока имеем дело с так называемым wishful thinking, когда люди считают, что режим развалится от десятитысячной демонстрации, от миллионов лайков или просмотра репортажа Навального про дворец Путина. Ничего не развалится. Наоборот, большинство россиян посмотрели этот репортаж с мыслью «будь я Путин, я бы построил еще больше».

 

Поражает иногда неадекватность мышления людей, определяющих западную политику и тех, кто пытается сесть на эту же линию в России. Вот та же борьба с коррупцией. На протяжении многих лет различные западные институты вкладывали деньги в то, чтобы сделать российскую госсистему более прозрачной. А теперь представим себе, что эта борьба с коррупцией была бы успешной. И в российском ВПК была бы искоренена коррупция. По моим скромным расчетам, это бы означало, что на Украину бы упало на 30% больше ракет и бомб.

 

– Вы полностью солидаризируетесь сейчас с Аркадием Бабченко.

– Я просто не понимаю, зачем бороться с коррупцией в стране, эффективность которой для вас – угроза. Но на Западе никто не ставит этот вопрос так.

 

– Но коррупция же основа этого режима. Если мы боремся с коррупцией, то мы таким образом подрубаем жизнестойкость режима.

Может быть, подрубаем, а может быть, и нет. Что значит основа режима? Если посмотреть на высшие слои – те же самые дворцы Путина или зарплаты членов Совета Федерации – это же всё в рамках закона, как ни странно. Это, по сути, не коррупция, а приватизация госвласти, использование ее легальным образом для собственного обогащения. Это не то, что обычно считается взяточничеством, которое распространено в средних и низших слоях. Если искоренить низовую коррупцию, то государство станет намного более эффективным. Так что эта идея изначально ошибочна. Как, увы, и многие другие идеи Запада о России...

 

 

 

Читайте также:

  1. Время читать. Интервью с Борисом Акуниным. Журнал «Партнёр», № 4/ 2022. Автор Н. Ухова
  2. Писатели против войны. Журнал «Партнёр», № 6/ 2022. Автор Н.Ухова
  3. «Настоящая Россия». Инициатива русскоязычного зарубежья. Журнал «Партнёр», № 5/ 2022. Автор Н.Ухова
  4. Джозеф Байден – 46-й президент США. Журнал «Партнёр», № 1/ 2021. Автор Г. Калихман
  5. Мост над пропастью: Америка после Трампа. Журнал «Партнёр», № 12 / 2020. Автор Е. Зеликова
  6. Америка после выборов. Республиканцы провожают Трампа. Журнал «Партнёр», № 1 / 2021. Автор Е. Зеликова

 

 


<< Назад | №7 (298) 2022г. | Прочтено: 310 | Автор: Зеликова Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Русские глазами немцев

Прочтено: 14679
Автор: Циприс А.

Интервью с проституткой...

Прочтено: 5293
Автор: Навара И.

Шум в доме. Что говорит закон

Прочтено: 5133
Автор: Толстоног В.

«Первый джентльмен» - муж Ангелы Меркель

Прочтено: 4611
Автор: Карин А.

Телефон доверия. Что это такое?

Прочтено: 3204
Автор: Левицкий В.

Феномен личности и феномен толпы

Прочтено: 3144
Автор: Калихман Г.

Этюд о чести и бесчестьи

Прочтено: 2762
Автор: Калихман Г.

GEZ – что надо знать об этой организации

Прочтено: 2563
Автор: Навара И.

Произошел ли человек от обезьяны,

Прочтено: 2539
Автор: Кабанова C.

ЯЗЫК ИДИШ - БРАТ НЕМЕЦКОГО

Прочтено: 2537
Автор: Аграновская М.

Адаптация подростков-иммигрантов

Прочтено: 2254
Автор: Левицкий В.

Интересы ребенка – главный аргумент

Прочтено: 2077
Автор: Навара И.

Легализация наркотиков. За и против

Прочтено: 2074
Автор: Антонова А.

Бундесвер в Афганистане

Прочтено: 2053
Автор: Навара И.

Параметр IQ и наследственность

Прочтено: 1938
Автор: Калихман Г.

Преступление и наказание

Прочтено: 1910
Автор: Навара И.

Доктор милостью божьей

Прочтено: 1844
Автор: Кротов А.

Этюд о жалости и сострадании

Прочтено: 1844
Автор: Калихман Г.