Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №1 (232) 2017г.

Пушкин в Европе. К 180-летию со дня гибели Пушкина

Пушкин в Европе

К 180 -летию со дня гибели А.С. Пушкина

Мария Плисс (Штутгарт)

 

 

Пушкин в Европе не был – власть не разрешала. Но событие, произошедшее 27 января 1837 года на Черной речке в Петербурге – дуэль между первым поэтом России и молодым французом-кавалергардом Жоржем Геккерн-Дантесом, приемным сыном голландского посла, своей сенсационностью вызвало интерес у европейских дипломатов, аккредитованных в Петербурге, которые сочли необходимым сообщить об этом в донесениях. Одни, как английский и французский, только упоминанием, другие – обширными депешами.

 

Пушкин в среде дипломатов – личность известная. Помимо встреч на раутах, балах встречались в салонах, чаще всего у австрийского посла графа Фикельмона и его супруги Долли, внучки М.И.Кутузова. Здесь же, в доме посла на Дворцовой набережной, жила и матушка графини Елизавета Михайловна Хитрово – дочь фельдмаршала, близкий и любящий друг поэта. В этом салоне, в отличие от салона министра иностранных дел Нессельроде (который, по проницательному замечанию Герцена, был «австрийским министром иностранных дел России»), не играли в карты, не интриговали и не сплетничали. Здесь собиралось блестящее общество. Говорили о большой европейской политике, о роли в ней России, о революционных событиях 30-х годов, о Польше. Обсуждали театральные постановки, новинки в литературе, музыке. Это был первый дом, куда Пушкин по переезде в 1831 г. в Петербург привез свою молодую жену. И Долли, как Сивилла-пророчица, отозвалась о Натали: «Хороша! Но страдательное выражение ее лба заставляет меня трепетать за ее будущее».

 

«Дипломаты и Пушкин здесь дома», – писал П.Вяземский. Пушкин в центре всех обсуждений. Вызывал восхищение эрудицией, ясностью ума, глубоким знанием европейской литературы и истории, осознающим, что исторический ход развития России отличается от истории Европы.

 

Полностью оценить поэтический дар могли те, кто владел русским языком. Таким был саксонский посол барон Карл Лютцероде, литератор, историк. Он полюбил русскую литературу. Состоя в дружбе с Пушкиным, перевел на немецкий некоторые стихи его и Кольцова. Уже на второй день после дуэли, зная о смертельном ранении, он посылает первую депешу, где излагает трагическое событие и всё, что ему предшествовало. Для него Пушкин – первый поэт России. Более того, он утверждает, что ему принадлежит первое место в литературе после Гёте и Байрона. Посол сообщает, что тысячи представителей третьего сословия присутствием у дома умирающего выказывают любовь к национальному поэту. Он отмечает, как торжественно-печальным было прощание.

 

Баварский посол граф Максимилиан Лерхенфельд, знавший о Пушкине от Ф.И.Тютчева еще в Мюнхене, часто встречался с ним затем в Петербурге. Он отмечает, что эта смерть – колоссальная потеря для русской литературы. Граф Бломе, посол Дании, пребывая в этом качестве 35 лет, владел русским. Он встречался с Пушкиным у Фикельмонов. В истории дуэли, считал он, поэт, отличавшийся неистовым африканским темпераментом и ревнивостью, сделался жертвой своих подозрений, за что и поплатился жизнью.

 

Самые подробные донесения у вюртембергского посла князя Гогенлоэ-Кирхберга. Это становится понятным, если иметь в виду близкие династические связи Романовых и князей Вюртемберга. Посол излагает все перипетии трагедии, предваряя их подробной биографией.

 

Особняком стоят донесения прусского посла Либермана. Они проникнуты неприязнью к Пушкину. Он сообщает, что Пушкин популярен только у низших слоев, которые не знакомы с иностранной литературой, потому преувеличивают заслуги Пушкина. Либерман упоминает, что некий русский офицер написал резкие стихи с проклятием убийце-иностранцу и в адрес уважаемых фамилий. Подробно перечисляет благодеяния Государя в адрес семьи Пушкина, и как благороден Государь в своем гуманном наказании Дантеса – всего лишь разжалование и высылка из России.

 

 Секретарь шведско-норвежского посольства Густав Нордин, близкий знакомый Пушкина, в единственной депеше сообщает о Пушкине как о писателе «...высоких достоинств. Последние работы носят необыкновенную законченность. В отношении стиля Пушкин приближается к той благородной простоте, которая является печатью гения». Вот так – Гения!

 

В российских газетах известие о смерти Пушкина изложено кратко без фактических обстоятельств и без оценки его роли в русской литературе. Известно, как отчитал министр образования С.Уваров редактора Краевского за его некролог «Солнце нашей поэзии закатилось…».

В Европе же во многих крупных печатных органах, со ссылкой на дипломатические сообщения, излагаются события в России и впервые так широко упоминается имя русского поэта.

 

Во французском издании «Журнал дебатов» уже 2 марта 1837 года появилась большая обстоятельная статья литератора, историка, дипломата Франсуа-Адольфа Леве-Веймара. Он некоторое время в 1836 году жил в Петербурге, был женат на образованнейшей русской женщине Голынской. С Пушкиным они были так дружны, что поэт по его просьбе перевел на французский некоторые русские песни и свои сказки.

 

Статья Леве-Веймара подробна и очень доброжелательна. Дивные лирические стихи, по которым русские женщины выучили русский язык и декламируют их, как в Германии Шиллера. Леве поражало мужество Пушкина. Тяжело раненный, он находит в себе силы в полулежачем состоянии выстрелить в противника. Как стойко переносил он страшные боли, как заботился о чести своей жены. Статья эта получила распространение во Франции и других странах. Одним из первых заинтересовался Пушкиным Проспер Мериме, который перевел на французский язык ряд его произведений, в их числе «Пиковая дама», «Цыгане», «Анчар», «Выстрел». Позднее И.С.Тургенев и Луи Виардо сделали перевод на французский «Капитанской дочки» и «Повестей Белкина».

 

Потом будет много попыток перевода, не всегда удачных. Русской прозе в лице Достоевского, Тургенева, Толстого, Чехова повезло с переводами больше. Передать гениальность всегда сложно, особенно стихов – их чувства, страсть, дерзость, юмор, чарующую музыкальность. «У него алмазный язык» – констатирует лучший современный переводчик Пушкина профессор боннского университета, славист, исследователь творчества поэта и автор блестящего перевода «Евгения Онегина» Рольф-Дитрих Кайль.

 

Поэзия Пушкина пришла на Запад через оперную музыку. Еще Ф.Лист в Веймаре ставил отрывки из «Руслана и Людмилы» Глинки, потом из «Бориса Годунова» Мусоргского. Звучат на оперной сцене «Русалка» и «Каменный гость» Даргомыжского, «Моцарт и Сальери», «Сказка о золотом петушке» Римского-Корсакова, «Алеко» Рахманинова. И, конечно, великий Чайковский: «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Мазепа».

 

Недавно на сцене в Нью-Йорке в переводе Джулиана Лоуэнфельда поставили «Маленькие трагедии». В Англии в переводе Даддингтон снят фильм «Пиковая дама». Режиссер Марта Файнес сняла фильм по «Евгению Онегину». В Штутгарте с большим успехом на музыку Чайковского (но не оперы) идет балет «Евгений Онегин», поставленный знаменитым европейским балетмейстером Джоном Кранко. Прекрасны хореография, сценография.

 

В Германии Пушкину установлены памятники в Веймаре, Йене, Гере, Хемере и Дюссельдорфе. Еду по улице Дюссельдорфа. Провокационно спрашиваю соседку, пожилую немку интеллигентного вида: «Кому памятник?» Отвечает: «Это известный русский поэт Пушкин».

 

A.C. Пушкин

К*** (Я помню чудное мгновенье)

Перевод Ludolf Müller, профессор Тюбинского университета (2000 г.)

 

AN***

 

Ich schwieg in seligen Entzücken,

Als ich zum ersten Mal dich sah,

Du standst, das Herz mir zu beglücken

In reiner Schönheit vor mir da.

 

In hoffnungslosen, schweren Tagen

Wie ich so oft sie damals sah,

War, wie vom Zauber hergetragen,

Dein Wort, dein Blick mir lange nah.

 

Dann wurde ich vom Sturm verschlagen,

Und andres, Fremdes kam mir nah,

Und ich vergaß, nach dir zu fragen,

Das Bild entschwand, dass eins ich sah.

 

Wie Lasten schwer das Herz bedrücken,

Floß träge in Exil die Zeit:

Kein Gott, kein schöpferisch Entzücken,

Kein Liebesglück, nur dumpfes Leid.

 

Doch jetzt, erneut mich zu beglücken,

Kam neu das Himmelsbild mir nah:

Du stehst vor dem beglückten Blicken,

In reiner Schönheit wieder da.

 

Nun schlägt das Herz mir in Entzücken,,

Der Geist vergießt den kalten Spott,.

Neu sind erstanden, neu beglücken,

Mich Liebe, Schöpfertum und Gott.

 


<< Назад | №1 (232) 2017г. | Прочтено: 511 | Автор: Плисс М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Лекарство от депрессии

Прочтено: 32866
Автор: Бронштейн И.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 23110
Автор: Нюренберг О.

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 3772
Автор: Кротов Ю.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 3710
Автор: Бляхман А.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 3074
Автор: Борисович Р.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2950
Автор: Жердиновская М.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 2651
Автор: Нюренберг О.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 2316
Автор: Ионкис Г.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 2228
Автор: Калихман Г.

«Жди меня». Стихотворение, песня, гимн…

Прочтено: 2039
Автор: Нахт О.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 2011
Автор: Левин В.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1975
Автор: Шмеркин Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1914
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1868
Автор: Аграновская М.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1835
Автор: Ионкис Г.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1779
Автор: Сигалов А.