Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Деятели культуры
«Партнер» №10 (241) 2017г.

Жанна Моро, "икона" французского киноискусства

Звезды мирового кино

Анатолий Сигалов (Ульм)

 

 

В июле этого года ушла из жизни великая актриса. Честно говоря, меня потрясла эта новость, потому что Жанна Моро была олицетворением всего французского кинематографа второй половины ХХ века…

 

Ее лицо, голос, пластика – все это, кажется, существует теперь и помимо самой Жанны Моро как символ того великого кинематографа, в котором ей доводилось работать. Именно в этом качестве, не сговариваясь, представили ее в своих фильмах Люк Бессон и Вим Вендерс.

 

Люк Бессон в «Никите» подарил ей роль наставницы, превращающей героиню из хулиганки в леди. Именно Жанна Моро стала для режиссера эталоном женственности. Этим Бессон, один из ярчайших представителей французской «новой волны», выразил свое восхищение той старой «новой волной», лицом которой стала Жанна Моро. А немецкий режиссер Вим Вендерс сделал еще большее обобщение: в его картине «До конца света» актриса играет слепую женщину, почти обожествляемую австралийским племенем, в котором она живет. С помощью «волшебного устройства» ей дают возможность «прозреть» – воспринять картину мира глазами зрячего человека, и от этих впечатлений она умирает. Для Вендерса, как он объяснял, Жанна Моро – символ «великого европейского кино», которое с приходом новой техники разрушается. Впрочем, сама актриса, опровергая теорию немецкого режиссера, по возрасту выглядит отменно, и, не утратив в свои восемьдесят восемь(!) обаяния и чувства юмора, с ролью «символа старого кино» мириться не собирается – она режиссер, продюсер, кинокритик, член жюри кинофестивалей...

 

Когда Жанна Моро пришла в кинематограф, у нее не было проходных ролей. Ее сразу же стали снимать великие кинорежиссеры – Антониони, Джозеф Лоузи, Луис Бунюэль, и при этом для молодых режиссеров «новой волны», таких как Трюффо, Бертолуччи, Луи Маль, Клод Шаброль, работать с ней было счастьем. Она стала символом нового течения французского кино. Но «Новая волна» не открыла Жанну Моро для кинематографа, а, скорее, Жанна Моро открыла «новую волну» для себя – к 1957 году, когда Луи Маль пригласил ее на главную роль в фильме «Лифт на эшафот», она была сформировавшейся 29-летней актрисой, сыгравшей несколько серьезных ролей в кино и театре. Ее выразительность, весомость, с которой она произносит каждое слово, скепсис во взгляде, – всё выдает женщину, повидавшую жизнь. У каждой из ее героинь есть отпечатавшееся на лице прошлое. Ее игра построена на парадоксах. Высокотехничная и крайне рациональная актриса, она воплотила образы, показывающие двойственность и непредсказуемость человеческой натуры. Ни классики-режиссеры Антониони и Лоузи, ни «новая волна» не видели мир как единое целое, и именно Жанна Моро прекрасно отражала, по их мнению, парадоксы и диссонанс бытия, которые нужно было связать в какое-то художественное целое. Актриса стала «Ариадной», направлявшей зрителей в новом и необычном для них мире.

 

Идеальные по выразительности образы были сыграны Жанной Моро в шестидесятых годах в фильмах «Ночь» Микеланджело Антониони и «Ева» Джозефа Лоузи, где она сыграла одиноких, но сильных женщин, безуспешно ищущих счастье в роскошном, холодном и чужом мире большого города. Многие считают, что Жанна Моро стала тогда «классической киностервой». Ее изощренная в своем высокомерии «Ева»  да и ряд героинь в других фильмах могут навести на эту мысль. Однако достаточно вспомнить (или посмотреть) ее гениально сыгранную веселую и нелепую Катрин в «Жюле и Джиме» Франсуа Трюффо или кроткую героиню фильма «Модерато кантабиле» Питера Брука, чтобы понять, что талант великой актрисы настолько разносторонен, что она может быть и властной, и смиренной, и одинокой, и коммуникабельной – в зависимости от того, что требует режиссер.

 

Вот для Джозефа Лоузи, фильмы которого сделали Жанну Моро французской кинозвездой, она стала символом утонченного «презрения и эпатажа мужчин», а в картинах итальянца Антониони сыграла полное крушение иллюзий одинокой женщины и умирание любви... Жанна Моро была душой очень необычной любовной мелодрамы «Керель» немецкого режиссера Райнера Фассбиндера и его же детектива «Святая блудница», героиню которого режиссер наделил совершенно другими качествами и какими-то магическими чертами – рассказанная им криминальная история воспринимается как следствие сделанного руками героини Моро расклада гадальных карт и внушает прямо-таки мистический трепет.

 

На самом деле за долгую и блистательную карьеру в европейском кино, благодаря таланту Жанне Моро удалось быть «своей» для многих поколений кинорежиссеров. Открытая ею манера игры оказалась эталоном современного актерского мастерства, и ни одна из актрис до сих пор не смогла достичь его.

 

Кажется просто поразительным, насколько все последовательно и взаимосвязано в творческой биографии французской актрисы. Ее игра на сцене собирала полные залы парижских и римских театров, а в кино большие «звездные» роли рационально чередовались с маленькими, которые для актрисы тоже очень значительны. Давая выход своему таланту, актриса с удовольствием снималась в фильмах многих и многих интересных кинорежиссеров в совершенно непохожих образах. Какими бы смелыми экспериментами эти фильмы ни являлись, Жанна Моро удивительно ясно определяла в них свою человеческую позицию. Снимаясь в картинах Фассбиндера, Жанна спокойно высказывала свою «либеральность» к сексуальным меньшинствам, а играя в фильме голландца Эйнеманна «Старуха, входящая в море», абсолютно не боялась показаться совсем старой, – гораздо старше, чем была на самом деле. Так или иначе, мастера кино совершенно различных взглядов чувствовали себя с этой великой актрисой очень комфортно. Но не всегда, конечно.

 

Мне бы очень хотелось посмотреть последний на сегодня значительный фильм с участием Жанны Моро «Анна Карамазофф» россиянина Рустама Хамдамова – фигуры в современном кино, а также живописи, необычайно интересной и одиозной. Упомянем, что он в свое время был учеником Федерико Феллини, а его фильм-гротеск «Вокальные параллели» с Ренатой Литвиновой завоевал приз Каннского кинофестиваля в 2004 году. Так вот, фильм «Анна Карамазофф» – «выдающееся произведение», по словам критиков, так и болтается неизвестно где, потому что он является заложником длиннейших судебных разбирательств между актрисой и режиссером, отказавшимся вырезать из него по требованию Жанны Моро эпизоды из одной старой своей незаконченной картины.

 

Впрочем, режиссеры и актеры приходят и уходят – Жанна Моро остается. И едва ли найдется вторая такая актриса, чей международный авторитет был бы настолько безупречен. Много лет она была членом жюри и президентом международных кинофестивалей в Канне, Венеции, Москве. Сейчас, когда она ушла из жизни, она не ушла из памяти. Осталось ее искусство.




<< Назад | №10 (241) 2017г. | Прочтено: 51 | Автор: Сигалов А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Мы проснулись в той же стране?

Прочтено: 116
Автор: Кротов А.

На горизонте – ФРЕГат

Прочтено: 125
Автор: Ухова Н.

Идеи для дома и сада

Прочтено: 117
Автор: Бальцер Т.

Прованс: каньоны и лаванда

Прочтено: 52
Автор: Фараджев К.

Какие страховки нужны в отпуске?

Прочтено: 90
Автор: Мармер Э.

Знание и жизнь

Прочтено: 22
Автор: Мучник С.

Явление Горенштейна

Прочтено: 34
Автор: Ионкис Г.

Как воспитывали Марка Цукерберга

Прочтено: 85
Автор: Шпигель С.

«Каролина» и с чем ее «едят»

Прочтено: 18
Автор: Метцгер В.

Дорога в Голливуд

Прочтено: 31
Автор: Светин А.

Судоку

Прочтено: 25
Автор: Шкляр Ю.

Анонсы ноябрьского номера журнала «Партнёр»

Прочтено: 841
Автор: Редакция журнала

Лев Гумилев. Судьба арестанта

Прочтено: 46
Автор: Воскобойников В.

Теннисный сезон 2017 года

Прочтено: 13
Автор: Кротов А.

Марина Цветаева. Место захоронения неизвестно

Прочтено: 29
Автор: Воскобойников В.

На экранах кинотеатров

Прочтено: 22
Автор: Шкляр Ю.