Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Путешествия >> Путешествия вне Европы
«Партнер» №11 (302) 2022г.

Остался ли дождевой лес на Мадагаскаре

Глядя на карту, можно подумать, что Мадагаскар – огромный. Это искажение, на самом деле он значительно уступает по территории Франции...

 

Но состояние дорог таково, что путь в двести километров может занять часов восемь. Из-за манеры вождения местных и некоторых проблем с безопасностью самостоятельно арендовать машину на Мадагаскаре не рекомендуется. Между городами ходят битком набитые маршрутки, которые регулярно попадают в ДТП, к тому же они не связывают туристические места. Построенная в колониальные времена французами железная дорога действует теперь только для перевозки грузов.

Водитель – Рува – был на удивление спокойным, надежным и приветливым. Кроме того, ему очень нравилось звучание слова «гусь», а произносить его приходилось часто, поскольку улицу в любой момент могли пересекать и животные, и люди. Кое-где на дороге стояли местные жители, бросали при приближении машины горсть песка в выбоину и, надеясь на подаяние, ладонью театрально показывали, как они старались. Часто на такой промысел выходят и дети, поскольку закона о всеобщем образовании нет. Но абсолютное большинство посещает школу и носит симпатичную униформу, придающую облику опрятность и подтянутость. По-моему, ее следовало бы ввести и для участников языковых курсов в Германии ради дисциплинирующего эффекта, (это о наболевшем)…

 

Количество детей в деревнях на Мадагаскаре устрашает, по стране их больше четырех на семью, но в сельской местности рождаемость всегда выше. Увидев иностранца, они начинают вопить, – белый, бонбон! – и, если не дать им конфету, начинают звереть. У них нет зубных щеток, и сахар им совершенно не на пользу, но многие туристы чувствуют себя благодетелями, раздавая сладости. Я отмахивался, – идите в школу…

Климат на Мадагаскаре относительно благоприятный, и угроза голода пока невелика, но уничтожение лесов приводит к эрозии и недостатку воды. Когда-то остров был почти полностью покрыт деревьями. Теперь из окна самолета видны лишь бесконечные лоскутки полей. До сих пор по всей стране практикуют подсечно-огневое земледелие. Население держит коров зебу и страдает от скотокрадов. Многие семьи в племени бара (потомки масаев, прибывших когда-то с материка), выдают замуж дочерей только за юношей, которые отличились в воровстве и уже угнали несколько десятков коров. У них есть огнестрельное оружие, и противостоять им сложно из-за покровительства политиков, помогающим в экспорте ворованной говядины.

 

Мы ехали по серпантину из столицы на восток, в деревушку Andasibe, рядом с которой располагается национальный парк, где живут индри – самый крупный вид лемуров. Шерсть у них черно-белая, уши закруглены, а в глазах порой мелькает осмысленное выражение, что, возможно, уберегло их от охоты. Индри почитают как неприкосновенных, веруя, будто в них могут переселяться души умерших предков. Вообще, шансы обнаружить лемуров в заповедниках достаточно высоки, – они часто перекликаются, людей не боятся, а гиды прекрасно знают их распорядок дня и повадки. Меня также поражало умение наших сопровождающих обнаруживать хамелеонов и гекко, порой абсолютно неотличимых от веток и листвы.

 

Недалеко от Андасибе есть парк Vakona с несколькими покрытыми лесом островами, заселенными множеством лемуров, – там они приручены и могут даже прыгнуть на плечи. Это место особенно любят те, кто размещает фотографии в социальных сетях. По дороге оттуда мы оказались свидетелями ритуального танца с покойником. Люди стояли в круг и притоптывали, один из них держал на плече замотанный в простыню труп. Этот обычай там довольно распространен. Раз в несколько лет – в зависимости от племени – умершего выкапывают и танцуют с ним, чтобы он не чувствовал себя покинутым. Рува рассказывал об этом с долей смущения, потом его начал разбирать смех. Я спросил:

– Но когда он умер, они ведь немножко плачут?

– Немножко, – согласился он и начал смеяться так, что едва мог вести машину.

 

Любопытно, что на некоторых островах Индонезии есть сходные обряды, а значительная часть населения Мадагаскара перебралась в незапамятные времена из тех краев.

Самым симпатичным городком оказался Antsirabe с колониальными постройками и широкими улицами. Местность была по преимуществу пересеченная, с речками, на которых стирали белье, а кое-где искали золото – старатели толкли руду тяжеленными бревнами и за несколько веков продолбили на валунах глубокие лунки.

Мы ехали к знаменитой аллее баобабов, расположенной у прибрежного местечка Morondava. Это единственный район, где баобабы сохранились в значительном количестве. Они не растут рядком, как липы, а находятся на расстоянии друг от друга, так что название слегка вводит в заблуждение. Местные называют баобаб деревом, растущим вверх корнями. Мне же они больше всего напоминали слоновьи ноги…

 

Деревни, которые мы проезжали, оказались доисторическими, я поначалу даже подумал, – из этнографического музея, что ли эти лачуги стащили? Пить порой хотелось от одного вида выжженной земли. По дороге, проходимой только джипами, путь лежал к засушливому лесу Kirindy, где обитают единственные кошачьи хищники Мадагаскара – фоссы. До эпидемии ковида они каждый день подходили к единственному лоджу в этом лесу в поисках объедков, но за два с половиной года отчаялись, и обнаружить их теперь сложно. В интернете появились сообщения, будто фоссы вообще исчезли, но они там есть – одна все же промелькнула, как молния перед нашей машиной на ночной экскурсии. А по ветвям с невероятной скоростью прыгали крохотные мышиные лемуры. Также интересно было смотреть на спящих птиц. Они, вероятно, пробуждались от шума шагов и света фонариков, но оставались неподвижными, будто в ступоре.

Днем в лодж прибыли военные – разбираться со случаями нелегальной вырубки. Туризм пока единственная отрасль, способная приносить на Мадагаскаре серьезный доход, и заповедники пытаются охранять. Слава лемурам. Благодаря их милым мордочкам до сих пор уцелели островки дождевого леса, исчезающего со второй половины двадцатого века быстрее, чем ледники в Альпах.

 

От Киринди большинство путешествующих едет пол дня по тому же тракту к заповеднику Tsingy с известняковыми игольчатыми скалами. Путь после переправы через реку был не безопасным из-за участившихся попыток ограбления. По разбитой грунтовой дороге невозможно быстро ехать, а налетчикам легко прятаться за высоким кустарником. Поэтому пять-шесть машин выстраивались в конвой и подсаживали двух полицейских, выделенных правительством. Караван отправлялся раз в день, и накануне одна машина не успела к нему пристроиться. Она подверглась нападению, но выяснилось, что в ней тоже находился полицейский, нанятый в частном порядке. С силовыми структурами налетчики не связываются, опасаясь серьезной мести, поэтому отступили. В том месте так и лежало крошеное стекло.

Для прогулки по скалам нужна некоторая сноровка и обязательно пользоваться страховым снаряжением – для многих это оказывается неожиданностью. Но посещение происходит только в сопровождении гида, и тех, кто отказывался карабкаться, отправляли назад со встречными группами. Когда мы одни возвращались к лоджу, шпана из ближней деревни перегородила дорогу обгорелым бревном. Они объяснили, что борются с пожарами и просят финансовую поддержку в размере одного евро. Рува выдал им эквивалент в местной валюте и не удержался от замечания, что лес они же и подпалили. Я был недоволен, но Рува сказал, что лучше не связываться, – ему сюда ездить, а они запомнят машину…

 

Еще один популярный заповедник находится в Ranomafana. Там я в очередной раз убедился, насколько абсурдны модные утверждения, будто женская и мужская психика ничем не отличаются. Как только среди лемуров попадалась мама с детенышем, женщины просто погибали от умиления, – ооо, бэээби… А чего в нем такого? Смотришь на него, как на курьез из кунсткамеры...

Гостиницы везде были комфортные и по нашим меркам недорогие. Сотрудники – улыбчивые, и я их подчеркнуто любезно приветствовал. Одна, правда, не отреагировала, но потом выяснилось, что она, хоть и выглядит по-африкански, прибыла в составе группы из США.

Последним пунктом назначения был южный заповедник Isalo, где обитает, пожалуй, самый знаменитый – кольцехвостый лемур Маки (его еще называют кошачьим). Там нет дождевого леса, но в ущельях достаточно зелени. А в пещерах местные оставляют на несколько лет умерших, чтобы потом забрать кости и похоронить где-то в долине.

 

Возвращаться в Антананариву предстояло два дня, я ругал себя за сбой в планировании: можно было проехать еще на юг в сторону аэропорта, откуда в столицу летает самолет. Но билеты были уже раскуплены, и утром мы загрузились в машину, настраиваясь на долгий путь. Снова проезжали первобытные хижины и уворачивались от вылетающих на встречную полосу грузовиков.

В одной из деревень на дорогу вдруг, не глядя, ступил подросток и начал ее неторопливо пересекать. Рува засигналил и вдавил в пол тормоз, но парень, – вместо того, чтобы отпрянуть, – неловко дернулся в нашу сторону, попытался увернуться и отлетел от удара бампером. Мы выскочили из машины, у меня в голове мгновенно закрутились истории, как расправляются на этих дорогах с водителями. Парня быстро подняли, он стоял, опираясь на плечи двух мужчин. Глаза расширены от страха, пятна крови на темной коже… Тяжело подпрыгивая на одной ноге, поддерживаемый помощниками, он доковылял до машины. Рядом сел кто-то из взрослых. Всё это происходило почти без слов.

 

В паре десятков километров находилась деревня с маленьким госпиталем. Он оказался закрыт. Рува пошел к церкви искать врача. Парень изредка издавал странные восклицания, я счел это следствием шока. Потом появилась медсестра и начала промывать ему раны. Вскоре вернулся Рува с врачом. К моему удивлению, переломов не обнаружили, если не считать двух зубов. По-моему, у него и нос деформировался, а, может, был таким изначально, в любом случае, на это никто внимания не обратил. Врач долго опрашивал Руву и человека из деревни о произошедшем, я понимал лишь старомодное слово «клаксон». Похоже, что разногласий в показаниях не было. Мужчина оказался отцом подростка – дальнобойщиком, который лишь остановился, чтобы помыть грузовик. А у парня были нарушения в развитии, поэтому он и пошел через дорогу, не глядя… Рува предложил оплатить медикаменты и радиологическое исследование в ближайшем большом городе. Если бы они не договорились, – врач вызвал бы полицию.

 

Всё обошлось. Мы выбились из графика на несколько часов и ехали уже затемно. В лачугах по склонам вдоль дороги развели очаги, огонь вызывал обманчивое ощущение первобытного уюта. С обочины нам махнули люди в военной форме с ружьями. Рува нехотя остановился и приоткрыл окошко.

– Они спрашивают, подбросим? Это полиция.

– А чего, можно сказать нельзя?

– Можно.

– У нас по закону, вроде, каждый должен им помогать… Пусть едут.

 

Рува был напряжен, но кивнул. Они молча устроились на заднем сидении. Один из них лязгал чем-то железным, будто цепочкой с крупными звеньями, и я хотел спросить, не удавка ли это, да он бы всё равно не понял. Минут через пятнадцать они вышли.

– Ни спасибо, ни до свидания…

– Слава богу, что избавились, – откликнулся Рува. – Бывают переодетые… А иной раз и сама полиция проблемы доставляет.

– Но если бы мы их не взяли, нам бы ничего не было?

– Ничего.

– Интересная система.

 

В отель мы успели до закрытия ресторана…

Я уж и не знаю, похвалит ли меня министерство туризма Мадагаскара за такой отчет? Несмотря на некоторые особенности жизни местных, я бы никого не отговаривал туда ехать, – посоветовал бы лишь комбинировать путь на машине с внутренними перелетами. И читать отзывы перед тем, как связываться с местными фирмами. Там хватает надежных людей, а если происходит что-то непредвиденное… ну да, приключение. Всё равно это не так страшно.

К еде, кстати, в местах, где мы останавливались, нареканий не было, а французы за соседним столиком даже попросили принести им целую пачку белого масла, напоминающего наше Вологодское…

 

Аркадий Бройдо (Бохум)

 

Читайте также:

  1. Сицилия: цитрусовый остров. Журнал «Партнёр», № 4 / 2019. Автор А. Бройдо
  2. Память о прошлом – это мост в будущее. Журнал «Партнёр», № 5 / 2010. Автор А. Бройдо.
  3. Патагония: край света в эпоху глобализации. Чили, Аргентина. Журнал «Партнёр», № 2 / 2019. Автор А. Бройдо.
  4. Страшно ли в Перу? Путешествие по Латинской Америке. Журнал «Партнёр», № 1 / 2019. Автор А. Бройдо

<< Назад | №11 (302) 2022г. | Прочтено: 17 | Автор: Бройдо А. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Почему Иисус пришел в Иерусалим

Прочтено: 2976
Автор: Фишганг С.

Сингапур

Прочтено: 2076
Автор: Парасюк И.

Война и мир в джунглях Вьетнама

Прочтено: 1944
Автор: Парасюк И.

Поговорим об Индии

Прочтено: 1891
Автор: Парасюк И.

Вокруг света всей семьей. Часть 3

Прочтено: 1852
Автор: Фюттерер М.

Новая Зеландия

Прочтено: 1719
Автор: Парасюк И.

Вокруг света всей семьей

Прочтено: 1634
Автор: Фюттерер М.

Южно-Африканская Республика

Прочтено: 1621
Автор: Парасюк И.

Филадельфия – город братской любви

Прочтено: 1514
Автор: Баст М.

«Австралия прекрасная»

Прочтено: 1504
Автор: Парасюк И.

Махатма - великая душа

Прочтено: 1477
Автор: Парасюк И.

Канада. В тени великого соседа

Прочтено: 1469
Автор: Парасюк И.

Чили

Прочтено: 1453
Автор: Парасюк И.

Малайзия. Вчера и сегодня

Прочтено: 1396
Автор: Парасюк И.

Kитай: особый путь

Прочтено: 1361
Автор: Парасюк И.

Элитный отдых, доступный всем желающим!

Прочтено: 1289
Автор: Редакция журнала

Цфат

Прочтено: 1249
Автор: Фишганг С.

Вперед, Бразилия!

Прочтено: 1236
Автор: Кротов Ю.

Достижения современного Китая. Всё самое, самое...

Прочтено: 1229
Автор: Переверзев Ю.