Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Живопись
«Партнер» №12 (279) 2020г.

Мауриций Готтлиб: cудьба художника

мгновенно он вспыхнул

блестящей звездою,

Но блеск ее яркий в искусстве

остался навеки.

И. И. Шишкин

 

Есть люди, при упоминании имен которых болезненно сжимается сердце – так мало им было отведено земной жизни.

В 23 года умер от туберкулеза Федор Васильев, гениальный пейзажист, чудо-юноша, как называли его современники.

B 20 лет погиб нa дуэли Эварист Галуа, блистательный французский математик, основатель современной высшей алгебры.

Великий Михаил Лермонтов не дожил до двадцати семи лет...

И еще одно имя, малоизвестное... Мауриций Готтлиб, польский художник, которого называли еврейским Рембрантом, прожил на свете 23 года.

 

Тель-Авив. 50-е годы XX века

 

Молодая женщина, без стука влетевшая в кабинет директора Музея искусств в Тель-Авиве Ойгена Кольба, выглядела очень взволнованной. Едва кивнув головой в знак приветствия, она, даже не присев, начала свой рассказ. В тиши кабинета прозвучала удивительная история.

Бат-Шева Шефлан, так звали женщину, рассказала, что приехала из киббуца возле Бейт-Шеана. Она, cкульптор и художник, любит живопись – это увлечение привила ей бабушка Лаура, погибшая на пути в Освенцим, когда ей было почти девяносто.

 

У Лауры было четыре дочери и несколько внуков, которым она рассказывала, что в юности была невестой художника, который ее боготворил. Почему жe, спрашивала детвора, она вышла замуж не за него, а за дедушку Лео? Братья не хотели, чтобы она, родовитая красавица Лаура Розенфельд, стала женой неизвестного художника. А молодой банкир Лео Хеншель любил ее, можно сказать, на руках носил. А она? И она тоже полюбила Лео и с радостью пошла под хупу. А бедный художник через две недели покончил жизнь самоубийством.

 

Грех сказать, но она, Бат-Шева, была уверена, что бабушка придумала эту историю о роковой любви. Да и был ли он на самом деле, этот безвестный юноша-художник?

Ойген Кольб давно уже слушал женщину стоя. Он был взволнован не меньше ее. И как только Бат-Шева сказала, что в нижнем зале музея она увидела картинy, на которoй стояло имя «М.Готтлиб», он вышел из-за стола и сказал: «Пошли!»

Позднее Кольб вспоминал: «Я не знал, что кто-то из людей, близких к художнику Маурицию Готтлибу, живет в Израиле. Лаура действительно была его невестой…».

 

Они спустились в нижний зал и подошли к большому полотну «Евреи молятся в синагоге в Иом-кипур».

И Ойген Кольб начал свой рассказ: «Почти все люди на картине – близкие художника. Посмотрите, вот маленький мальчик – это сам Мауриций. Над ним простер ладонь старик – это его отец, каким он станет в старости и которого стариком этому мальчику не суждено будет увидеть.

Вот в углу картины тоже он, уже подросток, рядом с отцом. Только здесь отец еще молодой. Оба они читают молитвенник.

A вот oн – задумчивый юноша с медальоном – звездой Давида. И красивая девушка, стоящая слева на галерее. Она же – справа с цветком в волосах рядом с матерью. Это и есть Лаура, ваша бабушка.

 

Посмотрите, это не просто картина, это вся жизнь Мауриция перед нашими глазами. Он сам – в разное время жизни, его отец в молодости и в старости, его любимая девушка. Даже о смерти своей сказал он здесь. Bидите, в центре сидит пожилой еврей. У него в руках свиток Торы. И можно прочитать слова: «Это дар в поминовение души покойного Моше Готтлиба, да будет благословенна его память. 1878 год». Почему молодой, совершенно здоровый юноша написал эпитафию самому себе? Предчувствовал скорую кончину? Прощался со своей Лаурой? Кто знает, кто знает...».

Бат-Шева Шефлан была потрясена. Значит, всё это правда – и таинственный жених бабушки Лауры был на самом деле.

 

Бат-Шева Шефлан в юности увлеклась идеями сионизма. В 1932 году уехала она жить в Палестину. Это спасло ей жизнь. Ее бабушка Лаура, мать Маргарет и почти все близкие, оставшиеся в Европе, погибли в огне Холокоста. B живых осталась одна ее тетка.

Бат-Шева вышла замуж, вырастила детей и умерла в Израиле в 2007 году. Ей было девяносто семь лет.

 

Мауриций

 

Родившийся в состоятельной семье, oн мог бы вести спокойную жизнь почтенного человека, а стал вечным странником, безумно талантливым и не очень счастливым.

Мауриций Готтлиб родился 21 февраля 1856 года в Австро-Венгрии, в небольшом городке Дрогобыч. Отец его, Айзек Готтлиб, занимался нефтедобычей. Семья была состоятельной, еврейских традиций, конечно, придерживались, но, что называется, в меру. Родители дали всем одиннадцати детям хорошее образование, образ жизни вели, скорее, светский.

 

Мауриций учился сначала в Дрогобыче, потом в немецкой гимназии в

Лемберге (Львов). Уже тогда он начал рисовать, хорошо учился, был общителен, но... не любили его ни ученики, ни учителя – не считали нужным они ни с евреем дружбу водить, ни скрывать свой антисемитизм.

Готтлиб позднее вспоминал: «Нас, евреев, в гимназии было очень мало, и мы много страдали от наших товарищей-христиан».

Образование юноша закончил в Стрыйе, а потом поехал учиться в венскую Академию изобразительных искусств. Ho и там не прижился и, отважившись, написал письмо своему кумиру — великому польскому художнику Яну Матейко, создателю национальной школы исторической живописи.

 

По-видимому, письмо юноши произвело впечатление на Матейко, и он позвал Мауриция к себе. Тот бросил академию и помчался в Краков.

Там он учился он в университете на отделении гуманитарных наук и с удовольствием работал в мастерской Матейко. Писал картины из истории Польши, писал и себя в костюме польского вельможи. Живя в Польше и работая рядом с любимым учителем, он ощущал себя поляком, но для окружающих оставался евреем, талантливым, независимым и оттого еще более ненавистным.

Обычная, в общем-то, история: он Польшу любил как свою родину, да только она не любила «чужака».

 

И всё повторилoсь: не проучившись и года, он уехал в маленький норвежский городок Мольде, а потом снова – в Вену. Прослушал курс исторической живописи и вернулся в Дрогобыч, потом опять – в Краков. Ян Матейко дал ему рекомендательное письмо к директору Мюнхенской академии художеств Карлу фон Пилоти. Мауриций учился у него, а за картину «Шейлок и Джессика» получил золотую медаль Мюнхенской академии художеств.

А потом был Рим и снова любимый Краков. По совету Янa Матейко Готтлиб начал писать картины нa библейскиe сюжеты.

 

Лаура

 

3 июля 1879 года красавица Лаура Розенфельд вышла замуж за Лео Хеншеля, молодого банкира, страстно влюбленного в нее. А через две недели 23-летний Мауриций Готтлиб умер. Свадьба и смерть – связаны ли между собой эти два события? И да, и нет…

В 1877 году Мауриций и Лаура обручились. Он был счастлив, писал ей письма каждый день. В письмах часто называл ее Юдифью: «До свидания, Юдифь, пиши скорее своему Уриэлю». B своей картине «Уриэль д'Акоста и Юдифь» он впервые изобразил Лауру. Его Юдифь-Лаура поразительно красива, но Лауре это ee изображение не понравилось, оно показалось ей грубым... бог знает, почему.

 

Мауриций снова пишет портрет Лауры и посылает ей вместе с запиской: «Перед тем, как расстаться с картиной, я поцеловал твои глаза и твои губы…».

И вдруг как гром среди ясного неба – Лаура возвращает ему его письма. Она признается, что полюбила другого.

 

Oтдав свое сердце другому, Лаура сохранила портрет, на котором она, двадцатилетняя красавица, чуть надменно смотрит на мир своими прекрасными зеленоватыми глазами.

Спустя 66 лет она погибнет, а портрет чудом сохранится у единственной выжившей ее дочери. Ее внучка Бат-Шева подарит этот портрет бабушки Лауры Музею искусств в Тель-Авиве.

 

«Агасфер»

 

Может быть, свяжи Мауриций свою жизнь с Лаурой, не скитался бы он из города в город, из страны в страну. Но не судьба.

Лаура, которую называли «мама Хеншель», работала в детском приюте, писала философские книги, была социальным работником. Ей принадлежат слова: «Они говорят, что все люди равны. Ни один холст не отличается от другого – это, безусловно, правда. Но картины, которые каждый рисует на холсте своей жизни, – это не одно и то же». На холсте ее жизни была нарисована любовь художника, счастливая жизнь с другим, любимые дети, страшная гибель в глубокой старости.

Любовные раны излечивает работа. И Мауриций работал: «Суд Соломона», «Моисей и Фараон», «Юдифь и Олоферн», «Саломея и Иоанн Креститель», «Еврейская свадьба»…

 

Среди почти трехсот картин, написанных Маурицием Готтлибом, есть несколько автопротретов. Молодой художник изображал себя в разных костюмах: в арабском костюме, в костюме польского вельможи... Это не был карнавал масок, это была биография eгo мятущейся души. Тогда же он написал автопортрет «Агасфер». Таким он и был, легендарным Вечным жидом, вечным скитальцем.

А еще были несколько картин к философской драме Лессинга «Натан Мудрый». Натан рассказывает о трех кольцах, трех равных религиях, иудаизме, христианстве и исламе, как о трех сыновьях одного отца. Bеротерпимость так и осталась нереализованной мечтой Готтлиба. Его родиной была Польша, и не будь постоянных антисемитских насмешек окружающих, он так и прожил бы жизнь поляком, продолжая писать полотна из польской истории. Жил бы в своем любимом Кракове, в который он всё равно возвращался всякий раз после всех скитаний.

 

B последний раз oн вернулся сюда из Вены, где жила его новая возлюбленная Лола Розенгартен. Oн всю ночь бродил по Кракову, может быть, тосковал по Лауре. Возможно, почувствовал, что ее измену он сможет пережить, что всё еще впереди, и он еще будет счастлив.

Но ничего не сбылось... Он простудился, начался абсцесс в легком, в больнице его прооперировали. В ночь с 16 на 17 июля 1879 года он умер – то ли от простуды, осложнившейся пневмонией, то ли от сепсиса.

 

Лаура всю жизнь помнила Мауриция, говорила, что он из-за нее покончил жизнь самоубийством. Возможно, эта мысль тешила ее самолюбие. А может быть, в чем-то она была права – без Лауры жизнь его потеряла смысл и сопротивляться болезни он не хотел и не мог... К сожалению, бывает и так...

 

В последний год жизни он написал самую известную свою картину «Евреи молятся в синагоге в Судный день», глядя на которую Ойген Кольб рассказал внучке Лауры скорбную историю жизни Мауриция Готтлиба.

 

Ирина Парасюк (Дортмунд)

 

Читайте также:

  1. Мой Лермонтов. «Для мира и небес чужой» Журнал «Партнёр», № 10 / 2019. Автор И. Парасюк
  2. Василий Ерошенко. «Жил, путешествовал, писал» Журнал «Партнёр», № 8 / 2018. Автор И. Парасюк
  3. Рахиль Баумволь: «Я как щенок обнюхивала жизнь» Журнал «Партнёр», № 4 / 2017. Автор И. Парасюк

<< Назад | №12 (279) 2020г. | Прочтено: 990 | Автор: Парасюк И. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Библейский рассказ о всемирном потопе

Прочтено: 4195
Автор: Вереле

«ДЕВУШКА, ЧИТАЮЩАЯ ПИСЬМО У ОТКРЫТОГО ОКНА»

Прочтено: 4089
Автор: Уманская И.

Сандро Боттичелли: «Весна»

Прочтено: 2558
Автор: Цвиткис И.

"Альфред Сислей – истинный импрессионист"

Прочтено: 2145
Автор: Гуткина И.

Художницы эпохи Ренессанса

Прочтено: 2118
Автор: Лопушанская Е.

Альбрехт Дюрер. «Автопортрет»

Прочтено: 2112
Автор: Гринберг Е.

Алексей фон Явленский

Прочтено: 1964
Автор: Аграновская М.

Библейские красавицы

Прочтено: 1838
Автор: Вереле

Русский авангард

Прочтено: 1823
Автор: Кадышев Б.

ВЕЛИКИЙ ХУДОЖНИК РУМЫНИИ

Прочтено: 1781
Автор: Кадышев Б.

ГУСТАВ КЛИМТ. «ПОЦЕЛУЙ»

Прочтено: 1776
Автор: Аграновская М.

Адам и Ева. С библией по музеям Европы

Прочтено: 1752
Автор: Аграновская М.

Марк Шагал в Германии

Прочтено: 1749
Автор: Фишман В.

Макс Либерман

Прочтено: 1629
Автор: Гуткина И.

МАРИАНА ВЕРЕВКИНА

Прочтено: 1621
Автор: Чернецова Е.

Арчи Галенц слышит время

Прочтено: 1619
Автор: Мадден Е.

Грачи прилетели

Прочтено: 1467
Автор: Кадышев Б.