Login

Passwort oder Login falsch

Geben Sie Ihre E-Mail an, die Sie bei der Registrierung angegeben haben und wir senden Ihnen ein neues Passwort zu.



 Mit dem Konto aus den sozialen Netzwerken


Zeitschrift "Partner"

Zeitschrift
Gesellschaft >> Menschen und Schicksal
Partner №3 (282) 2021

Мысли о национальной идентичности

Как понять, что такое национальность? Принадлежность ли это к определенному государству или, всё-таки, – к определенной культурно-этнической группе? Я никогда не задумывалась над этим вопросом, пока неожиданно в моей жизни не произошла перемена.

 

Вообще-то изменения в моей жизни бывали и раньше, так что здесь надо бы писать «произошла еще одна перемена». Так вот, мужу предложили годовой контракт в Новой Зеландии. Прожив ровно половину жизни в России и столько же, после эмиграции, – в Германии, я опять переехала в новую, неизведанную и очень далекую страну. Конечно, уехать с мужем по работе – это не эмиграция, но схожие моменты есть. Надо узнать страну, интегрироваться, завести свой круг общения, а главное – снова идти в школу и учить язык. Английским я владела, но для жизни в англоязычной стране надо было довести его до кондиции.

 

Школа моя находилась в красивом стеклянном здании в центре Окланда и была очень современной и интернациональной. Там занимались одновременно студенты не менее 30 разных национальностей. Мы не только проходили английскую грамматику, но и знакомились с политическими и социальными структурами Новой Зеландии, сравнивали их с нашими странами, рассказывали о своей любимой национальной еде, обычаях. В общем, в этой школе мы представляли свою страну и свою национальность.

Для всех я была Ирина из Германии, поэтому мне задавали вопросы о, как все считали, моей стране: «А как у вас в Германии...», «А какая у вас национальная еда...». На вопросы я отвечала, но при этом меня не покидало чувство фальши. Ведь пиво и сосиски – не моя национальная еда. Наверное, так чувствует себя шпион, выдающий себя не за того, кто он есть на самом деле.

В нашей группе было несколько ребят из Иркутска, которые подозрительно на меня посматривали, слыша мой неубиваемый русский акцент. Я им честно объяснила, что я родилась в России, в Санкт-Петербурге, много лет назад эмигрировала в Европу, вышла замуж, родила детей. Вроде всё выяснили.

 

Но вдруг к нам в группу перевелась молодая стопроцентная немка Сабрина из-под Ганновера! И я, неожиданно для себя, запаниковала. Как говорилось в любимом всеми фильме: «Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу!» Мне опять стало неуютно. И я вдруг задумалась, почему меня это напрягает? Где я фальшивлю? Было бы мне легче, если бы меня здесь все считали «Ириной из России»? Но как много я знаю о новой России? Что меня еще с ней объединяет кроме языка, любви к Санкт-Петербургу и немногих друзей, оставшихся там? Нет, сказать, что я из России, это еще больше запутать себя и остальных. Так откуда же я? Кто я? Какие у меня корни? Почему-то именно в Новой Зеландии я задумалась над этим вопросом. Видимо, с другого полушария открывается новая перспектива.

 

Моя бабушка, рассказывая о себе, говорила: «По маме я – еврейка, по папе – немка, по культуре и языку – русская, а по сути – «совок», „Homosoveticus”. Так и вся наша большая шумная семья была „Homosoveticus“.

В детстве я о национальности как-то не задумывалась, да и в школе нам внушали, что все мы – советский народ. Но новогодняя елка у нас дома наряжалась всегда к 24 декабря, и бабушка пекла лебкухен (что это в протестанское Рождество, я узнала намного позже), но лебкухену всегда предшествовал прабабушкин лэках (как я теперь понимаю, это было на Хануку). Потом вся семья громко и душевно за длинным столом, заставленным оливье, селедкой под шубой, дрожащим студнем и бутылками советского шампанского, встречала Новый год. Все любили друг друга, много пили, говорили, дурачились, а спустя несколько дней бурную деятельность развивала моя русская бабушка, и в нашей квартире поселялся головокружительный запах свежевыпеченных мясных пирожков. Весь этот межнациональный праздник живота заканчивался 13 января празднованием Старого Нового года.

 

Семья наша не была религиозной, и толком уже никто не знал, как правильно полагается отмечать все эти праздники, но традиции есть традиции, и старшее поколение, получив их от родителей, передало их нам. Всё это было абсолютно естественно для нас, детей.

С вопросом о национальности в первый раз я столкнулась в 16 лет, получая паспорт. На семейном совете все в один голос считали, что национальность я должна взять «правильную», то есть мамину, а бабушка вообще считала, что и мамину девичью фамилию «Петрова» в придачу. «Так легче жить», – объясняла она. Остановились на компромиссе. Национальность – русская, фамилия – папина. Из-за этой фамилии у меня впоследствии не приняли документы в университет. Вернее, приняли, но тут же тихо сообщили, что шансов поступить очень мало и лучше, не теряя времени, попробовать подать документы в другое место. Права была бабушка!

 

С паспортом и национальностью связано еще несколько семейных историй. Мой немецкий прадедушка Герман Ферман, несмотря на то, что его дядя 40 лет прослужил пастором в лютеранской “Petrikirche” на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, всю жизнь считал себя русским. В автобиографии он писал: «В документах заявляю себя русским, ибо по всем признакам: общности территории, родному языку, социально-экономическим условиям, бытовому укладу, воспитанию и полученному образованию – по всей совокупности культуры я – русский». Но когда в мае 1941 года истек срок его паспорта и он отправился выправлять себе новый, молоденькая паспортистка усомнилась, что человек с именем Герман Ферман может быть русским. «Вы – немец», – уверенно сказала она ему. В это время у нас была горячая дружба с Германией, и на первой странице «Правды» Молотов и Риббентроп широко улыбались и жали друг другу руки в знак вечной дружбы наших народов. И Герман Ферман спокойно сказал паспортистке: «Ну, если нельзя «русский», то пишите –«немец». Она так и написала, а через месяц началась война, и известного московского театрального режиссера, теперь уже «немецкого шпиона», отправили в лагерь, откуда он не вернулся.

 

Помню, что папа долго не хотел менять национальность, хотя бабушка и настаивала. Но военную карьеру с записью «еврей» в пятой графе построить было практически невозможно. И однажды в шкафу я наткнулась на залитый чернилами папин паспорт, а рядом лежал новенький молоткастый, выданный «взамен испорченного», но уже с «правильной» национальностью, а также военный билет, где слово

«еврей» было перечеркнуто и сверху написано «русский». На всем этом красовалась большая синяя печать, а рядом надпись: «Исправленному «еврей» на «русский» верить».

 

Позже, уезжая в Германию по еврейской линии, мне пришлось восстанавливать свою принадлежность к древней нации, хотя здесь еврейкой меня считать отказались. Теперь уже мешала моя «русская мама» (хорошо хоть фамилия моя была не Петрова).

В Германии я встретила самого умного, доброго и необыкновенного человека. Герман Ферман порадовался бы, узнав, что в нашей семье появился еще один настоящий немец. Наши дети рождены во Франкфурте и крещены в лютеранской церкви. Круг замкнулся.

Так кто же я на самом деле? Какое у меня воспитание, какая культура? Где мой дом?

 А мой дом там, где накрывается большой стол, на котором стоит оливье и фаршированная рыба, где пахнет лебкухеном и пирожками с мясом; там, где за столом собираются любимые и любящие меня люди, и все одновременно говорят на русском, немецком, английском, французском и иврите. Вот там, где происходит это вавилонское столпотворение, где сидят, стоят и бегают все эти дорогие моему сердцу люди разных возрастов, иногда не понимающие друг друга, и есть мой дом, моя культурно-этническая группа, и к этой национальности я принадлежу.

 

Ирина Мёссле (Франкфурт-на-Майне)

 


Читайте также:

  1. Русские глазами немцев. Журнал «Партнёр», № 1 / 2010. Автор А. Циприс
  2. Размышоения о патриотизме, национализме и некоторых других «измах». Журнал «Партнёр», № 3 / 2005. Автор Г. Калихман
  3. Подтверждение немецкого происхождения. Журнал «Партнёр», № 12 / 2016. Автор Т. Пуэ

<< Zurück | №3 (282) 2021 | Gelesen: 257 | Autor: Мёссле И. |

Teilen:




Kommentare (0)
  • Die Administration der Seite partner-inform.de übernimmt keine Verantwortung für die verwendete Video- und Bildmateriale im Bereich Blogs, soweit diese Blogs von privaten Nutzern erstellt und publiziert werden.
    Die Nutzerinnen und Nutzer sind für die von ihnen publizierten Beiträge selbst verantwortlich


    Es können nur registrierte Benutzer des Portals einen Kommentar hinterlassen.

    Zur Anmeldung >>

dlt_comment?


dlt_comment_hinweis

Top 20

Вилли Брандт – великий канцлер

Gelesen: 4942
Autor: Борухсон Ю.

КАК Я ИСКАЛА СВОИ НЕМЕЦКИЕ КОРНИ

Gelesen: 2286
Autor: Соколова Н.

Путь Гордона

Gelesen: 1372
Autor: Мучник С.

Люди, отмеченные Богом

Gelesen: 1246
Autor: Ионкис Г.

Unbesungene Helden – «Невоспетые герои»

Gelesen: 1149
Autor: Парасюк И.

Ральф Джордано. Штрихи к портрету

Gelesen: 1018
Autor: Либерман Б.

Добро ходит по кругу!

Gelesen: 969
Autor: Скутте Г.

БЕРТОЛЬД БАЙТЦ: ПОСЛЕДНИЙ РЫЦАРЬ

Gelesen: 967
Autor: Борухсон Ю.

Рукописи не горят

Gelesen: 949
Autor: Штайман Д.

ЭМИГРАНТСКИЕ СТАНСЫ

Gelesen: 925
Autor: Фельде С.

Человек особой выплавки

Gelesen: 921
Autor: Беленькая М.

Скрещение судеб

Gelesen: 890
Autor: Ионкис Г.