Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Мир
«Партнер» №8 (239) 2017г.

Трамп как зеркало нашей цивилизации

Взгляд с другого континента

Наталья Резник (Боулдер, США)

 

 

В прошлом номере «Партнёра» мы представили Вам иронические одностишия нашего нового автора Наталии Резник. Сегодня она делится своими размышлениями о наболевшем

 

В Америке, как известно, на последних выборах большинство голосов было отдано Хиллари Клинтон, но вследствие особенностей американской избирательной системы победила в итоге не она. Судя по многочисленным опросам, большинство наших соотечественников проголосовало за Трампа. В округе, где я живу, за Клинтон – больше семидесяти процентов, за Трампа – около двадцати двух, и, надо сказать, в моем американском окружении нет ни одного любителя Трампа, тогда как моя русская лента фейсбука пестрела и пестрит комментариями трамповских сторонников. Откуда эта любопытная статистика? И как произошло, что русская диаспора в Америке, дружно не любившая Путина, вдруг раскололась с таким страшным треском во время последних выборов? Что разбросало нас по разные стороны ценностных баррикад, когда мы вдруг осознали, что предыдущее обманчивое совпадение ценностей оказалось во многом всего лишь совпадением понятий «свой-чужой»?

 

Ценностей, лежащих в основе самой агрессивной поддержки Трампа, как мне кажется, две: это нелюбовь к чужим и социальный эгоизм, нежелание делиться. Эти ценности иногда существуют независимо друг от друга, но чаще идут рука об руку как норма нацеленного на выживание сознания. Мы едва выживали в России, вся наша жизнь была – борьба, и, уехав, мы продолжаем выживать, оперируя знакомыми, с детства привычными категориями. Привязывать причины поддержки Трампа к декларируемой им платформе – занятие сложное и опасное, поскольку как раз платформы-то у Трампа, собственно, и не было, он разговаривал короткими мало что значащими лозунгами. Огромное количество избирателей голосовало за него как за джокера – карту, бьющую Клинтон: кто угодно, только не она! Но активные его сторонники улавливали основные сигналы: хватит с нас вашей цивилизации, мы устали от политкорректности, мы сильны и не хотим больше следовать навязываемым нам правилам западного мира. Одна часть общества в ужасе шарахнулась в сторону от этих сигналов, другая воспряла духом и поняла, что пришло ее время.

 

В ответ на констатацию отставания России на цивилизационном пути и примеры, это подтверждающие, я множество раз слышала примеры аналогичных явлений на Западе. В конце концов, и Трампа выбрали американцы, а не русские. Давайте договоримся, что при сравнении речь пойдет о тенденции, и отделим примеры массовых явлений от примеров-исключений. Разница гигантская. Несколько лет назад в местный университет приезжала с лекцией Маша Гессен, которой из русской части аудитории задали каверзный вопрос:

 

– Вот вы нам рассказываете о дискриминации геев в России, а как насчет американских штатов, в которых до сих пор существуют дискриминационные законы?

 

Ответ на этот вопрос дало время. С тех пор в США легализовали браки сексуальных меньшинств, тогда как в России ужесточилась дискриминация тех же меньшинств.

То же и с выборами. Да, Трампа выбрали американцы, но они выбрали его меньшинством, а мы, дай нам здесь волю, выбрали бы большинством.

В 80-е годы, пока по телевизору крутили старый фильм «Цирк» с трогательной сценой пения колыбельной чернокожему мальчику, в нашей ленинградской школе семилетнего хулиганистого мулата техничка в сердцах называла черномазым отродьем. Это было естественной частью жизни, пронизанной лицемерием снизу доверху. Мы так привыкли к ксенофобии, что не замечали ее, мы ею пропитывались под официальный «бубнеж» о советском интернационализме. (Главными интернационалистами, помнится, были воевавшие в Афганистане советские солдаты, их так и было велено называть – воины-интернационалисты.)

 

Закончив институт, мы с приятелем пошли проститься к учившемуся в нашей группе и уезжавшему на родину парню из Чада. Когда мы спросили его, почему он не хочет остаться работать в Питере, он был поражен:

 

– В этой расистской стране? – сказал он. – Никогда!

Мы тоже были поражены:

– Разве у нас расистская страна?

Будучи еврейкой, я, в общем знала, что советский интернационализм имеет границы, но тут вдруг с ужасом посмотрела в его истинное лицо – лицо оголтелого шовинизма.

 

О, как часто я вижу в комментариях «я не гомофоб, но…», «я не расист, но…». После «но» можно не читать. Мы уже доросли до понимания того, что слова «расист» и «гомофоб» имеют негативное звучание, но все еще движемся к пониманию того, что означает отсутствие расизма или гомофобии.

Русский таксист в Нью-Йорке, показав на группу черных подростков, обратился ко мне: «Вот, посмотрите, мы работаем, а эти только наркотиками торгуют».

 

Самый убежденный американский расист вряд ли так расслабился бы в беседе с пассажиром, опасаясь в первую очередь жалобы и увольнения, ведь высказывание его находилось бы за пределами нормы. Но у нас и представление о норме другое, поэтому со своими можно не стесняться. Мы приехали в Америку и пытались жить по местным правилам, подавляя в себе элементы прежнего воспитания. И вдруг появился чудесный Трамп и сигнализировал обществу, что можно больше не притворяться. Не притворяться, как известно, легко и приятно. Разве, зная это, трудно понять, чем импонирует огромной части нашей эмиграции нынешний президент? Нет, он ничего такого открыто, конечно, не говорил, сам будучи американцем. Главное – как его поняли. Стоило ему подмигнуть, то есть объявить «Make America great again» («Сделаем Америку снова великой»), как ключевое слово «again» («снова») не могло не прозвучать музыкой для тех, кто устал от современных тенденций, от борьбы за равноправие всяческих меньшинств. Когда, собственно, Америка была великой, в отличие от сегодняшней, Трамп не уточнил, но ясно указал вектор движения – назад. Если история США прошлого века – путь преодоления расовой дискриминации, то что бы ни означало «снова», оно ведет нас назад по этому пути.

 

Мы так устали от социализма, что больше ни в какой форме его не хотим, не вдаваясь в определения, не желая сознавать, что наш «социализм» перерос в дикую начальную стадию капитализма, тогда как западный «социализм» является следующей стадией развитого капитализма. Получив воспитание в стране, где всё решало государство, а человек ничего не значил, российская эмиграция традиционно массово голосовала за республиканцев, делая ставку на силу и возможности личности. Мы приехали сюда без единого доллара в кармане, мы здесь начинали с нуля, мы готовы были выполнять любую, самую грязную работу. Пусть и они! Мы с таким трудом получили право на жизнь в Америке, мы столько приложили усилий, чтобы здесь обосноваться. Что же мы будем терпеть всех этих нелегальных иммигрантов, пытающихся занять наши места? Захочет ли человек, знающий, через какие трудности он прошел, облегчить жизнь другим? Посочувствует ли человек, знающий, что для него означал вид на жительство в США, тем, кто не может здесь легализоваться? Нет, если его ведет вперед идеология выживания. Мы, как потерпевшие крушение на «Титанике», успевшие уже залезть на плоты, сталкиваем с них замешкавшихся. Или мы, или они – так мы привыкли мыслить. Как же было не обрадоваться, когда Трамп предложил ограничить эмиграцию и построить стену? Давайте ограничим. Мы-то ведь уже здесь!

 

– Почему я должна содержать всяких многодетных бездельников? – сказала мне приятельница. – Когда я приехала в эту страну, я вкалывала на двух работах с утра до ночи. Почему я должна платить тем, кто не проработал ни дня?

– А почему американцы платят пенсию твоим родителям, которые тоже ни дня не проработали в их стране?

 

Действительно – почему? Потому что они больше не выживают, они (то есть западное общество в целом) давно перешли на следующую ступень развития, где больше не расталкивают друг друга локтями. Как говорилось в старом анекдоте про грузинскую школу, «дети, понять это невозможно, это можно только запомнить».

 

Одними из самых ярых противников иммиграции являются сами иммигранты. Я уже неоднократно слышала от русских знакомых о засилье индусов в секторе IT: приезжают, демпингуют, отнимают у нас работу. У кого у нас? Ну, у нас! У нас, американцев. Мы-то ведь уже американцы. Любопытно, что огромную часть так называемой русской диаспоры составляют евреи. Не логично ли было бы ожидать от евреев, что они всегда выступят против любого вида этнической ненависти, испытав ее на собственной шкуре? Да нет. Как сказала однажды моя классная руководительница, когда одноклассник назвал меня жидовкой: «В конце концов, евреи такие же люди, как и все».

 

Да, мы из России вроде уехали, но мы ее привезли с собой, мы плоть от плоти ее, куда нам от нее деваться?

 

В «Искуплении» Фридриха Горенштейна есть такой разговор:

– Но он антисемит, – крикнул Павел Данилович,– как ты можешь общаться с этой личностью... Позор, позор...

– Эх, Павел Данилыч,– сказал Люсик и сел, задумчиво опершись подбородком на руку, – существуют местности возле железных рудников, где даже домохозяйки болеют силикозом... Туберкулезная палочка Коха проникает в организм независимо от человека, и в определенных местностях процесс этот живет во всяком… Иногда незаметно для него самого... Надо оздоровить не человека, а местность... Я думал над этим много... И в здоровой местности будут рождаться здоровые дети, которым не будет угрожать опасность заразиться... Потому чеху, французу, англичанину, бельгийцу, датчанину, например, я руки не подам, если замечу в нем хоть малейшие признаки антисемитизма... Другая местность, другой климат, другой с него спрос... А с поляком, например, я вполне могу дружить при наличии в нем этих «палочек Коха» и даже относиться к нему с любовью, если, конечно, он не преступает определенной грани...

 

В данном случае речь, разумеется, не об антисемитизме, а о том, кто мы такие. Америка Трампом, надеюсь, переболеет, но для нас он стал лакмусовой бумажкой. Для нас и для нашей Родины.

 

Редакция оставляет за собой право

не всегда разделять взгляды своего автора




<< Назад | №8 (239) 2017г. | Прочтено: 680 | Автор: Резник Н. |

Поделиться:




Комментарии (7)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Новые материалы: прочнее, легче, тверже

Прочтено: 63
Автор: Мучник С.

Век дизеля подходит к концу

Прочтено: 223
Автор: «Курс Консалтинг»

Трамп как зеркало нашей цивилизации

Прочтено: 680
Автор: Резник Н.

Актуальные выставки в Германии

Прочтено: 28
Автор: Цесарская Г.

Как правильно уволиться с работы

Прочтено: 122
Автор: Кримханд В.

Страна стартапов

Прочтено: 39
Автор: Карелин М.

Памяти Эфраима Севелы

Прочтено: 92
Автор: Калихман Г.

Перси Шелли. Поэт-романтик и просветитель

Прочтено: 40
Автор: Воскобойников В.

Hartz IV и собственное жилье

Прочтено: 297
Автор: Миронов М.

Леонид Гурвич. Экономист, нобелевский лауреат

Прочтено: 49
Автор: Воскобойников В.

Распоряжение пациента в Германии

Прочтено: 71
Автор: Шлегель Е.

Аварии на подводных лодках

Прочтено: 68
Автор: Ришес К.

Японская мудрость

Прочтено: 36
Автор: Карелин М.