Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Интеграция и культура >> Книга

Текст блога

*****
Яков Прост сидел в своем новом кабинете и, разложив на столе части такой же новенькой Беретты 92FS, любовался ею. Каждая деталь была подогнана к другой, а цвет металла отдавал каким-то особенным блеском. Собрав свой пистолет и поставив на предохранитель, он быстрым движением засунул его в кобуру, висящую слева его мощного натренированного тела. Яша, это его русское имя, был родом из Перми - есть такой городок на Урале. Свои лучшие молодые годы он отдал уголовному розыску своего родного города, дослужился до майора, и на этом его карьера закончилась. Жена поставила ультиматум: семья или работа. Яша выбрал семью, потому что очень любил жену и двух своих дочерей. А еще через год они оказались в Германии. Его жена Марта была российская немка, и они решили попытать счастья на новом месте. Со своим опытом работы Яков пришелся ко двору немецкой полиции и некоторое время работал советником по борьбе с русской мафией. Но всё это было не для него: кабинетная работа давила, хотелось самостоятельных расследований, погони, участия в задержаниях, новых приключений. А от него была нужна лишь аналитическая оценка тех или иных действий русскоговорящих бандитов. И вот сейчас, сидя на своем новом рабочем месте, он был по-настоящему счастлив. Получив на прошлой неделе лицензию частного детектива, Яков открыл детективное агентство, и сегодня был его первый рабочий день. Неожиданный стук в дверь заставил его слегка вздрогнуть. Он летал в своих мыслях, строя планы на будущее, и этот стук заставил его приземлится. - Можно к Вам? - в дверях показалась белокурая женщина. Строгий брючный костюм подчеркивал стройность её фигуры. Лицо было слегка вытянутым, зеленые глаза и прямой нос придавали её лицу строгость, но природные белые длинные волосы показывали мягкость, и в сочетании эти факторы помогали ей всегда быть разной в зависимости от жизненной ситуации.
Её лицо казалось Якову уже знакомым - они где-то точно пересекались по работе в полиции.
- Да, пожалуйста, проходите, присаживайтесь, - за годы жизни в Германии немецкий язык он знал уже хорошо, но, волнуясь, иногда не мог даже пару слов связать.
- Могу я с вами говорить по-русски? Эти слова были как гром среди ясного неба. Яков уже давно научился отличать настоящих немцев от приезжих, которые хорошо знали язык, потому что в разговоре чувствовалось, что этот человек не немец. Перед ним же была настоящая немка, в этом ошибки быть не могло - её первые слова на немецком не оставляли сомнений. Поэтому обращение на русском вызвало у него буквально шок.
- Моя мама русская, и я попала в Германию в два года, поэтому язык знаю хорошо.
- Мы раньше не могли видеться? Лицо ваше очень знакомо, - Яков провел пятерней по своим русым волосам, закидывая их назад. Последние годы он носил прическу в стиле Кларк Гейбл. Знаменитый американский артист был даже чем-то похож на него: такие же аккуратно подстриженные усы, ямочка на подбородке, прямой нос, серые глаза и широкие красивые брови.
- Меня зовут Катарина Вольф. Раньше я работала следователем, и мы могли пересекаться в полицейском департаменте. Возможно, там мы и виделись. Катя, так звали её при рождении, приехала в Германию с мамой, которая вышла замуж за немца, начальника полиции города Кобленц. Немецкая делегация по обмену опытом провела в Санкт-Петербурге всего две недели, но этого оказалось достаточно, чтобы молодой, только что назначенный на должность начальника полиции небольшого городка Юрген Вольф, до безумия влюбился в молоденькую секретаршу начальника управления полиции города на Неве. Она только недавно вышла на работу после рождения ребенка, и ухаживания молодого немецкого полицейского в то время ей были не нужны. Но Юрген обладал какой-то притягательной силой и сумел покорить сердце молодой мамы. Ребенок его не смущал. Он воспитывал дочь как свою и никогда не делал отличий между Катариной и её сестрой Бертой, родившейся через три года после приезда в Германию. Катя в совершенстве владела немецким, а вот русский в её словах отдавал акцентом, и некоторые слова слушались даже забавно. Её визит казался Якову немного странным. «Что следователю нужно в детективном агентстве? Нарушить закон я еще не успел», - подумал он.
- Я слышала, у вас есть вакансия. Правда ли это? Опыт работы у меня есть, да и, честно сказать, надоела работа в системе. Хочется попробовать что-то новое. В этой фразе её голос менялся несколько раз в тональности, и в нем проскакивали стальные нотки, которые тут же менялись на мягкие. Да, он хотел иметь партнера - тянуть одному агентство очень сложно, в первую очередь материально. Яков хотел на это место уговорить своего друга Алекса, но тот пока не соглашался - у него был свой частный праксис, который приносил, по его словам, неплохой доход.
- А откуда вы знаете, что мне нужен  помощник? Я ведь никому об этом не говорил - это было только в моих мыслях, - сказал он и как-то лукаво улыбнулся. Его улыбка могла вскружить голову многим женщинам. Он это знал и пользовался иногда для достижения определенных целей.
- О том, что открылось детективное агентство, мне сказал бывший коллега по прокуратуре. Одному ведь тяжело работать, если только вы не собираетесь следить за неверными мужьями, а если заниматься серьезными делами, нужны помощники. А я думаю, вы как раз такой человек, который создаст солидную, серьезную фирму. И такой фирме всегда нужны специалисты. Зазвонил мобильный телефон, и Яков опять дернулся. «Да что ж сегодня за день-то такой, что я дергаюсь всё время», - подумал он.
- Прошу прощения, мне нужно ответить.
- Да, конечно, - она встала со стула и подошла к окну, стараясь не мешать разговору.
- Яша, это ты? Алекс тебя беспокоит. Слушай, я попал в неприятную историю. Меня арестовали, и я нахожусь городском отделении полиции. Ты можешь приехать? Мне нужно поговорить с тобой.
- Сейчас буду, не переживай. Всё будет хорошо. Я выезжаю. Ни с кем не общайся, молчи и ничего никому не говори. Он вскочил с места, надевая на ходу пиджак. Возле окна стояла Катя с вопросом в глазах.
- Ну что, в каждой работе есть испытательный срок. Кажется, возникло дело. Мой лучший друг попал в беду, и у тебя есть шанс доказать, что ты можешь стать членом команды. Согласна? Он неожиданно перешел на «ты», даже не заметив этого.
- Согласна. Друзьям нужно помогать. Поехали.                                                                        
Они выбежали на улицу, сели в черный БМВ Якова и рванули с места в сторону центра, где и находилось городское полицейское управление.


*****

Алекс нажал красную кнопку «отбой» на телефоне и медленно положил трубку мобильника в карман охранника, который стоял, вцепившись обеими руками в решетку камеры, и тупо смотрел в стенку.
- Сейчас я буду медленно считать от одного до трех, - сказал Алекс охраннику, - и когда я скажу «три», ты придешь в свое нормальное состояние, и не будешь помнить ничего, что я тебе говорил перед этим. Итак: «Один, два, три». При слове «три» он слегка хлопнул ладонью по плечу охранника, и тот пришел в себя. Отпрыгнув от решетки, будто его кто-то укусил, он с изумленным видом посмотрел по сторонам, похлопал себя по карманам, проверил оружие и всё другое обмундирование и, убедившись, что всё на месте, спокойно пошел дальше по коридору следственного изолятора, в котором содержались временно задержанные люди. Алекс сел на деревянную лавку, которая ночью, видимо, заменяла кровать и огляделся. Стены, как и потолок, были по
крашены краской серого цвета, решетки имели черный цвет, а небольшое окошко продолговатого вида, примерно 20 на 50 сантиметров, было закрыто зеленой марлевой тканью, видимо, от кoмаров или чтобы арестанты не могли видеть происходящего снаружи. Сквозь стальную решетку, закрывающую окно, вряд ли смогла бы пролезть человеческая рука. «Так, Яшке я позвонил - он разберется с ситуацией. Он хороший следователь и распутывал много серьезных дел. Но что же всё-таки произошло вчера вечером?» Он попытался сесть в удобное положение, насколько это было возможно в камере, и попробовал ввести себя в трансовое состояние, чтобы там, в глубине своего подсознания, отыскать ответы на свои вопросы. Организм плохо слушался. Видимо давало о себе знать воздействие химии, которой его накачали, а другого объяснения своему состоянию он не находил. Но постепенно его тело расслабилось. Он любил находиться в этом состоянии: всё становилось понятно, сознание приходило в ясность, мысли начинали складываться в пазлы. Сейчас перед его глазами был вчерашний день: его кабинет, он сидит за компьютером, что-то пишет. Солнце искоса, огибая могучие ели, попадало в кабинет, полностью освещая его, при этом экран монитора, оставался вне его зоны доступа. Звонок в дверь, он смотрит на часы - до приема еще полчаса, возможно Марина приехала чуть раньше. Алекс поднялся, глянул в окно - машины на парковочном месте не было. Странно, обычно Марина была всегда пунктуальна и приезжала на своем жучке, так  ласково она называла свою машину, точно ко времени приема.  Перед окном было три парковочных места, принадлежавших праксису, и она всегда ставила машину на одно и то же место. Сейчас парковка была пуста, не считая машины Алекса, который также был рабом своих привычек и придерживался во всем постоянства. Он подошел к двери, за стеклом виднелся серый силуэт человека, и открыл дверь. Перед глазами возникла вспышка, как выстрел молнии, и опустились черные шторы. Как бы ни пытался он раздвинуть эти шторы, ничего не получалось - темнота была везде, со всех сторон. Ему стало даже немного жутковато, хотя страха он не испытывал.
- Э, Браун, давай подымайся! На допрос к следователю, - выкрикивал охранник. Идя по коридору, он стучал своей массивной дубинкой по решеткам камер. Алекс открыл глаза и быстро пришел в нормальное состояние. Поднявшись со скамейки, он подошел к решетке и протянул свои руки вперед. На руках сразу же защелкнулись наручники. - О, да ты грамотный арестант. Надеюсь, понимаешь, что в этом заведении нужно вести себя спокойно. Шаг в сторону без команды будет считаться попыткой побега, поэтому слушать меня и выполнять мои команды беспрекословно. Всё понятно?!!
- Да, всё понятно, - ему сейчас не хотелось вступать в разговоры, он берег силы для допроса. Много раз в кино он видел, как проходили подобные мероприятия, но сейчас это будет происходить с ним, и поэтому он немного нервничал. Дорога в кабинет следователя заняла минут десять. Его камера, насколько он понял, находилась в подвальном этаже. Они прошли через два помещения внизу, каждое было разделено решеткой, и, останавливаясь перед дверью, он слышал знакомые по  фильмам слова: «Стоять. Лицом к стене. Вперед». Алекс был страстным поклонником детективов. Он читал много книг, смотрел сериалы, и эти слова, сказанные в кино, тогда ничего особо не вызывали в душе, но сейчас, когда он стал сам участником детектива, ему с каждым шагом становилось не по себе. И наконец они оказались перед последней дверью в коридоре. Охранник открыл её и слегка подтолкнул Алекса внутрь. Комната была как камера - серый цвет, видимо, был тут любимым, хотя, если присмотреться, в этом сером был легкий оттенок красного. Посреди комнаты стоял обычный стол и стулья с обеих сторон. С одной стороны стул был обычный деревянный, а у другого сиденье было с мягким уплотнителем. Алекса посадили, естественно, на деревянный, а наручники пристегнули другими наручниками к кольцу, прикрученному к краю стола.
- Ну, давай, расскажи следователю, зачем тете голову отрезал, и мы тебя отпустим. Ха-ха-ха. Охранник ехидно засмеялся и вышел из комнаты.

*****

День сегодня выдался солнечный, и хотя была только ранняя весна, солнце не только светило, но и грело. В середине дня температура поднялась до шестнадцати градусов тепла, а было только начало марта. Черная машина въехала на парковку полицейского управления. Из неё вышли Яков и Катя, которые направились внутрь. Предъявив удостоверение следователя, которое осталось у Кати после увольнения - она еще целый месяц будет числиться работающей, хотя дел уже больше вести не будет, - они без труда прошли в следственный корпус. Якову здесь тоже было всё знакомо - почти пять лет он проработал в отделе организованной преступности двумя этажами выше. - Пошли, зайдем к Хипке - он всегда в курсе всех дел, - сказала Катя и буквально за руку потащила своего будущего напарника в конец коридора. Зайдя в кабинет, они увидели за столом уже хорошо лысеющего, изрядно поседевшего, но всё еще стройного и подтянутого мужчину. Всегда жизнерадостного и неравнодушного к представителям женского пола. Он был следователем, который дожидался своей пенсии, и хотя до неё оставалось еще лет семь, работой его особо не нагружали. Основным его делом было общение с прессой. Он беседовал с журналистами и подтверждал или опровергал информацию, которую они получали из различных источников, а при необходимости сам подкидывал им различные криминальные новости. А еще он обладал удивительной особенностью узнавать все самым первым о том, что происходило в управлении, а также в городе, да, пожалуй, и во всей Германии. Как ему это удавалось - никто не знал, но факт оставался фактом.
- О, Катюша, моя дорогая, - слово Катюша, он попытался произнести на ломаном русском языке, чем вызвал улыбку на губах у Кати.
- Пауль, нужна твоя помощь, - она включила свое кокетство и посмотрела на него взглядом похотливой кошки.
- Для тебя всё, что угодно сделаю. Садись, пожалуйста. А ты, по-моему, Прост из организованной преступности. Присаживайтесь. Может, кофе? - он подъехал, не вставая с кресла, к столику, на котором находился офисный набор для чаепития и включил чайник. - Я слышал, ты покинула нас. Мне так жаль. «И откуда ему это может быть известно? Вопрос о моем увольнении решился только вчера вечером», - подумала Катя.
- Пауль, сегодня арестовали хорошего друга Якова, да и моего друга, - соврала она. Обычно она не любила обманывать - Алекса она не видела еще ни разу, - но иногда в процессе работы ей приходилось врать, поэтому обман ничем особо не проявлялся на её лице.
- Интереснейший случай. Такого давненько у нас не было. Ты представляешь, Крамер рассказывал, заскакивают они по анонимному вызову об убийстве, а на столе лежит отрезанная женская голова с открытыми глазами и смотрит на них. А в волосы головы вставлена полевая ромашка. Чуть со страха не обделались - жуть какая. Так вот, глаза, оказывается, то есть, веки, были пришиты к бровям. Заглянули в туалет, а там хозяин заведения в беспамятстве спиной к стене привалился. Какой-то частный праксис. Психиатр он или психолог - точно не знаю. По горячим следам откатали отпечатки, так они везде: на голове жертвы, на ресницах. А потом еще иголку с ниткой нашли, так там тоже частичные его отпечатки. В общем, наш клиент. Только тела нет, а он говорит, что не помнит ничего вообще, - на одном дыхании выпалил Хипке.
- Нет, не он это, - вступил в разговор Яков, - я его десять лет знаю, он мне жизнь спас однажды. К нему люди со всей Европы на лечение едут. Он спасает людей, помогает им. А тут убить, отрезать голову - глупость какая.
- Ты же Крамера знаешь, - посмотрев на Катю, сказал Пауль, - если это он, признание Крамер выбьет. На лице Якова появилась легкая улыбка.
- Вы не знаете Алекса, если он захочет, ваш Крамер сам во всём сознается.
- Не понял, - Пауль и Катя в недоумении посмотрели на него.
- Потом расскажу, - лицо Якова в момент стало жестким, готовым к работе. - Алекс нанял нас для расследования этого дела. Нам бы поговорить с ним. Сможешь помочь?
- Так это вам к Крамеру - он ведет дело. Я думаю, против он не будет. Но придется подождать. Допрос уже начался. После окончания, думаю, он вам выделит время.
- А где они? В дальней клетке или аквариуме? - спросила Катя. В управлении было две комнаты для допросов. Одну называли «клетка»: она была не очень большая и имела одно небольшое прозрачное зеркало. А вторую называли «аквариум»: она была побольше, где-то раза в два, с трех сторон её окружали зеркала, и человек, находясь в ней, постоянно видел свое отражение с разных сторон, что иногда у неуравновешенных людей вызывало панику. Находившиеся за стенкой могли наблюдать за подозреваемыми с боковой стороны, а могли подойти со спины.
- В дальней клетке, - почему-то с грустью ответил Пауль. - Да, жаль, конечно, что ты ушла. Каждый день при виде твоего милого личика у меня поднималось настроение, а теперь пропал смысл жизни. Было непонятно говорит он в шутку или всерьез. - Слушай, а почему ушла, ведь всё хорошо было? – поинтересовался Пауль.
- Да надоело всё, скучно, рутина одна. Вот хочу частным детективом попробовать, может, получится, - глядя на Якова произнесла она.
- У тебя получится, - ответил Пауль с задумчивым видом. - Ну что, кофейку?
- Нет, спасибо, в другой раз – обязательно.
Катя подошла к столу, уперлась руками, подавая корпус вперед так, что её грудь слегка обнажилась, выкатываясь из пиджака.
- Пауль, дорогой, ты же знаешь, как я тебя люблю. Проведи нас за стенку. Стенкой они называли маленькую комнату с зеркальной прозрачной перегородкой по ту сторону комнаты для допросов, в которой могли находиться сторонние наблюдатели, и стояла записывающая аппаратура. Возникла небольшая пауза. Пауль не мог отвести взгляд от слегка открывшихся грудей Кати, и небольшие капли пота выступили на его лбу.
- Ну, хорошо. Только тихо, чтобы без разговоров там. Они вместе вышли из кабинета и направились в сторону «стенки». Тут Пауль развернулся и быстро побежал назад. Подбежав к двери кабинета, он закрыл её на ключ, и они продолжили свой путь дальше.

Ключевые слова

Внесите 3-5 ключевых слов, разделяя их запятыми.

<< Назад | 2017-09-01 13:03 | Прочтено: 202 | Автор: heilender |

Поделиться:



Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Количество фотографий, которые Вы можете загрузить: 5 шт.
(Для удаления фото, щелкнуть по нему)
 URL: 

  
Удалить файл
Error
Ok

Удалить файл?

Последние прокомментированные