Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Удивительное рядом >> «Словечка в простоте не скажут, всё с ужимкой»

Текст блога

Нобелевская премия по литературе, ежегодно вручаемая Нобелевским фондом по представлению Шведской академии, считается престижнейшей наградой в этом виде словесного искусства. Наряду с тем, уже многие годы не стихают дискуссии на тему того, что премия эта себя изжила, что она скатилась до уровня политических спекуляций, и т. п., и т. д., и пр.

 

Но насколько справедливы такого рода упрёки?

 

Напомню: Шведская академия основана в 1786 году королём Густавом III по образу и подобию Французской академии для изучения и упорядочения шведского языка и словесности. Но, в отличие от Франции, число мест в ней меньше (18, а не 40, как во Франции). Их пожизненно занимают известные шведские писатели, учёные-лингвисты и общественные деятели, чьи произведения считаются образцовыми (вопрос - кем считаются? - оставляю открытым, отмечу лишь, что для шведского литератора членство в этой Академии — пик национального престижа).

 

Главное же занятие Академии, чей девиз «Талант и вкус» (шв. Snille och Smak), - нормирование, или, как это официально сформулировано, «хранение чистоты, силы и тонкости шведского языка». Академия издаёт два словаря – однотомный «Шведский академический словник» (он неоднократно переиздавался) и многотомный «Шведский академический словарь», работа над которым была начата в далёком 1898 году и продолжается по сию пору (сейчас работа идёт над буквой «V» - восьмой с конца шведского алфавита).

 

С 1901 года Шведская академия во исполнение завещания Альфреда Нобеля (Alfred Nobel) ежегодно определяет лауреата Нобелевской премии по литературе. Эта особая роль вот уже более века делает Академию, которая до того была учреждением, заметным лишь в масштабах собственной страны, одной из наиболее влиятельных литературных сил в мире. Вместе с тем на её долю приходится и вся та критика, и все те скандалы, которые сопровождают премию, начиная с самого первого её присуждения в 1901 году.

 

Тогда лауреатом был назван французский поэт Арман Сюлли Прюдом (Armand Sully Prudhomme) со своим стихотворением «Разбитая ваза». Но литературный мир, ожидавший, что «Нобель» достанется Льву Толстому за его роман «Воскресение», обвинил поэта в бездарности, а 49 шведских писателей во главе с основоположником современной шведской литературы и театра Августом Стриндбергом (August Strindberg) направили в адрес Шведской академии открытое письмо протеста.

 

Однако академики, явно предвидя негативную реакцию общественности (на то они и академики, чтобы предвидеть!), буквально что «растеклись мысию по древу», обосновывая своё желание сделать первым лауреатом именно Сюлли Прюдона. Их решение звучало так: «За выдающиеся литературные добродетели, особенно за высокий идеализм, художественное совершенство, а также за необыкновенное объединение душевности и таланта, о чём свидетельствуют его книги».

 

В последующие годы формулировки стали лапидарнее. Так, в 1905-м году Генрику Сенкевичу (Henryk Sienkiewicz) премию присудили «за выдающиеся заслуги в области эпоса», Редьярду Киплингу (Rudyard Kipling) в 1907-м - «за наблюдательность, яркую фантазию, зрелость идей и выдающийся талант повествователя», ирландскому поэту Уильяму Йейтсу (William Yeats) в 1923-м - «за вдохновенное поэтическое творчество, передающее в высокохудожественной форме национальный дух», а в 1933-м Иван Алексеевич Бунин получил её «за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы».

 

В 1910-х годах список нобелеатов пополнился Морисом Метерлинком (Maurice Maeterlinck), в 1920-х Кнутом Гамсуном (Knut Hamsun), в 1930-х Джоном Голсуорси (John Galsworthy), в 1940-х Германом Гессе (Hermann Hesse), в 1950-х Эрнестом Хеменгуэем (Ernest Hemingway) и Альбером Камю (Albert Camus), в 1960-х Джоном Стейнбеком (John Steinbeck) и Михаилом Шолоховым, в 1970-х Генрихом Бёллем (Heinrich Böll) и Александром Солженицыным, в 1980-х Иосифом Бродским.

 

Но со временем то ли творцы измельчали, то ли шведские оценщики изящной словесности нюх на гениев потеряли, но как бы то ни было, а в 1996 году польская поэтесса Вислава Шимборская (Wisława Szymborska) своего «Нобеля» получила «За поэзию, которая с предельной точностью описывает исторические и биологические явления в контексте человеческой реальности».

 

Дальше — больше: «За создание бесчисленного количества обличий удивительных ситуаций с участием посторонних» премию 2003 года получил южноафриканский писатель Джон Кутзее (John Coetzee), а в 2004-м «за музыкальные переливы голосов и отголосков в романах и пьесах, которые с экстраординарным лингвистическим усердием раскрывают абсурдность социальных клише и их порабощающей силы» литературного «Нобеля» вручили австрийской романистке Эльфриде Елинек (Elfriede Jelinek; воистину, по Грибоедову: «Словечка в простоте не скажут, всё с ужимкой»).

 

Читая эти перлы,так и напрашивается вопрос к почтеннейшим академикам: а вы-то сами поняли, что наформулировали?..

 

Вычурной формулировкой аргументировали шведские академики и своё решение наделить «Нобелем» 2017 года 62-летнего британского писателя японского происхождения, автора семи романов и нескольких рассказов, постмодерниста Кадзуо Исигуро (Kazuo Ishiguro), «который в романах великой эмоциональной силы открыл пропасть под нашим иллюзорным чувством связи с миром».

 

Но вот, как прокомментировала это русская служба ВВС: «Трудно припомнить за последнее время премию, которая оказалась бы абсолютно в литературном, а не в политическом поле. Очень радостно именно это».

 

Но если на ВВС рады «именно этому», выходит, что в некое «последнее время» премии с подачи «стокгольмских мудрецов» присуждали именно по политическим соображениям?..

 

«Субъективный взгляд на литературу неизбежно оборачивается вкусовщиной, когда речь идёт о присуждении международной награды, когда оценивать национальный гений приходится, не зная языка, полагаясь на переводы, не всегда совершенные, и на мнение специалистов, от компетентности и добросовестности которых зависит конечный выбор. Нобелевское жюри больше всего напоминает суд присяжных — людей малосведущих в судопроизводстве и выносящих приговор на основании чужих выводов и мнений» (цит. по Татьяна Марченко. Russische Schriftsteller und der Literaturnobelpreis: 1901-1955, Böhlau Verlag Köln, 2007. С. 94).

 

Исходя из этого посыла, сдаётся мне, что в части следования собственному девизу - «Талант и вкус» - членам Шведской академии вкус-то и изменяет. Зато в таланте им не откажешь: ведь сочинить формулировки, подобные вышеприведённым, дано не каждому. Так может, творцов этих формулировок и выдвинуть на Нобелевскую премию по литературе 2018 года?

 

 

Ключевые слова

Внесите 3-5 ключевых слов, разделяя их запятыми.

<< Назад | 2017-11-07 10:49 | Прочтено: 225 | Автор: Сергей Дебрер |

Поделиться:



Комментарии (13)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Количество фотографий, которые Вы можете загрузить: 5 шт.
(Для удаления фото, щелкнуть по нему)

debrer.jpg

debrer_kl.jpg

 URL: 

  
Удалить файл
Error
Ok

Удалить файл?